noh cherkeskaПримеры проявления Нохчалла.

Рассказы из жизни, присланные посетителями нашего сайта.

ishkola 1Онлайн уроки по чеченскому языку

С квалифицированным репетитором

НОХЧАЛЛА.com: последние обновления

Буря.ГЛАВА XIV

ГЛАВА XIV
ЧИНОВНИКИ, БОГАЧИ

Они хотели бы, чтобы вы оказались
неверными, как были неверными они.

Коран. 4 Сура, 91 аят

   Вот уже третий век Чечня подвергалась геноциду со стороны российского государства, и не видно было этому конца.
   Двести лет тому назад началась борьба между сильнейшими странами того времени - Англией, Францией, Турцией, Ираном и Россией - за господство над Кавказом. Он привлекал их внимание не только красотой природы, мягкостью климата и богатством
недр, но и выгодным географическим расположением. Укрепившийся в этих горах властитель становился хозяином двух морей, у него появлялся плацдарм для дальнейшей экспансии на восток. Дипломатические, политические, разведывательные и шпионские
столкновения этих стран вокруг Кавказа продолжались до сих пор, время от времени переходя в столкновения военные. В жерновах этой борьбы гигантов беспрерывно перемалывались местные народы.
Россия вышла из этого противостояния победителем. Тому было
несколько причин. Иран и Турция - исторические враги России
в борьбе за Кавказ - несколько раз вступали в войну с Россией,
но каждый раз оказывались побежденными. Эти феодальные
государства, до восемнадцатого века причислявшиеся к
сильнейшим странам мира, состарились, отставали в своем
историческом развитии, тогда как Россия, только что вступившая
на путь капиталистического развития, делала большие шаги в
экономическом, политическом и военном росте. Феодальные Иран
и Турция не имели сил и возможностей военной победы над
Россией.

Три других государства - Англия, Франция и Италия, тоже
стремившиеся на Кавказ, в своем историческом развитии намного
опережали Россию, но географическая отдаленность сводила на
нет все их усилия.

У России же были все условия для аннексии Кавказа. Бурно
развивающаяся Россия имела большую армию и крупный флот,
снабженные самой современной техникой и оружием. В случае
войны с Ираном и Турцией Россия могла перебрасывать свои
военные силы на их территорию через Каспийское и Черное моря.
Но главным козырем России в Закавказье являлось отнюдь не это,
а два христианских народа - грузинский и армянский. Они
подвергались нападениям турок и персов, которые разрушали их
города и села, грабили, убивали и уводили людей в плен.
Поэтому, когда между ними и Россией возникало военное
противостояние, Грузия и Армения тут же переходили на сторону
последней. У них не было регулярной армии для совместных
военных действий с Россией, но они в массовом порядке
добровольно вступали в русскую армию, оказывали ей
материальную помощь, помогали налаживать коммуникации,
собирали разведданные.

Во второй половине XVIII века два этих народа похоронили мечты
о свободе. В особенно тяжелых условиях находился грузинский
народ. С одной стороны на них беспрерывно нападали турки,
которые владели отдельными территориями Грузии. С другой
стороны местные феодалы находились в постоянном противостоянии
друг с другом, вели междоусобные войны, в результате чего
народ и страна оказались раздробленными. Пользуясь этим, с
трех сторон наседали внешние враги - Иран, Турция и Россия,
стремившиеся к установлению своего господства в этом
благодатном крае. Перед грузинским и армянским народами встал
выбор: или согласиться на господство своих исторических
врагов, мусульманских Ирана и Турции, или войти в состав
христианской России. Они выбрали последнее. Вдобавок ко всему,
в войнах с турками и персами в Закавказье, Босфоре и на
Балканах Россия использовала пропагандистские лозунги,
преподнося себя освободителем христианских земель от мусулы
- некого ига.

Азербайджан, находившийся тогда на феодальной ступени
исторического развития, оказал короткое, слабое сопротивление
немногочисленным русским войскам, вступившим на ее землю, и
принял российское подданство. Половина этого народа уже
находилась в составе Ирана.

Россия захватила Закавказье без особых трудностей. Местные
народы не оказали ей вооруженного сопротивления, а феодалы,
кто под угрозой, кто в результате подкупа деньгами и чинами,
перешли на сторону новой власти.

Присоединение Закавказья к Российской империи было завершено,
но Северокавказские народы оказывали решительное сопротивление
установлению на их землях Российского владычества. У России
не было наземного пути в Закавказье, минуя Северный Кавказ.
Горцы как бы отрезали ноги русского государства, прочно
упиравшиеся в Закавказье, от туловища. Но вооруженное
сопротивление горцев агрессору, длившееся десятилетия,
завершилось их поражением. Некоторые западные народы Северного
Кавказа полностью, а другие частично были выселены с родных
земель, а на освободившихся территориях расселили колонистов.
Малые горские народы, потерявшие в войнах тысячи и тысячи
своих сыновей, обескровленные переселением значительной своей
части в Турцию, прекратили сопротивление. Они, согнанные со
своих земель в горы, на голые камни, с трудом выживали.

Когда границы России приблизились к правому берегу Терека,
начались ее столкновения с чеченцами. Первое такое
столкновение состоялось в 1708 году. Второе - через 13 лет.
В июле и августе 1721 года русские войска совершили два похода
в Чечню.

С 1721 по 1785 год, за 64 года, прошедших до начала восстания
Шейха Мансура, русские войска предпринимали шестнадцать
военных походов в Чечню. И не малыми силами. К примеру, в
походе на Чечню в апреле 1758 года под началом генерала
Фрауендорфа находилось 2196 солдат регулярной армии, 3203
калмыка, 360 кумыков, кабардинцев и ингушей. Иные походы были
скоротечными, войска уходили в течение какой-то недели,
разграбив и уничтожив чеченские аулы. Другие же походы
продолжались месяцы. Так, война чеченцев против русских войск
в 1758 году длилась семь месяцев, в 1783 году - восемь
месяцев. Каждый поход заканчивался для русских большими
потерями. Например, в бою возле чеченского аула Алды 26 июня
1785 года со стороны русских участвовали Астраханский полк,
батальон Кабардинского пехотного полка, гренадерская рота
Тенгинского пехотного полка, несколько Терских казачьих сотен.
В этом бою чеченцы уничтожили 300 и 200 солдат взяли в плен.
Погиб и полковник Пьери, командовавший русским экспедиционным
корпусом.

В 1791 году завершилась шестилетняя война чеченцев во главе
с Шейхом Мансуром против колонизаторов. Следующие за этим
тридцать два года прошли спокойно, если не считать мелких
стычек. Очередная война, начатая уже Ермоловым в 1816 году,
длилась 45 лет, до 1861 года.

Горские народы Кавказа - малые и большие - оказывали
героическое сопротивление Российской империи, несущей им
угнетение и рабство. В авангарде же этой долгой борьбы горцев
против жестоких колонизаторов стоял чеченский народ. По
численности он превосходил своих соседей, был относительно
свободен, не знал феодального гнета. Бунтарский, мятежный по
своей природе, он оказал самое длительное и ожесточенное
сопротивление расползавшейся по Европе и Азии гидре. Главной,
ударной силой шамилевских войск тоже были чеченцы, самые
отважные и стойкие его наибы являлись представителями
чеченского народа. В Чечне происходили самые жестокие бои,
главные свои силы агрессоры вынуждены были держать тоже здесь.
В Чечню направлялись самые опытные, самые известные русские
полководцы. Именно в Чечне несли русские наиболее ощутимые
потери. Генерал Граббе, во главе 10 тысяч солдат предпринявший
поход в Ичкерию в 1842 году, отступил, оставив в горах убитыми
и ранеными 1700 солдат и 66 офицеров. Генерал-адъютант князь
Воронцов, вступивший в Ичкерию с юга, со стороны Дагестана,
во главе 30000 солдат, 1200 казаков, грузинских, осетинских
и кабардинских милиционеров, с 22 орудиями, вынужден был
бежать с остатками своего корпуса, оставив в чеченских лесах
трупы 4000 солдат, 166 офицеров и 4 генералов.

Учитывая, что наиболее сильным и опасным противником России
на Северном Кавказе являлись чеченцы, русское командование
направило основные удары именно против них, вследствие чего
чеченский народ нес большие, чем его соседи, потери, испытывал
большие трудности и лишения. По свидетельству академика Берже,
не было ни одного чеченского плоскостного аула, который за
промежуток времени с 1840 по 1850 годы не подвергался бы
полному уничтожению несколько раз. И это не считая того, что
творилось здесь до 1840 и после 1850 года. Война, длившаяся
долгие десятилетия, уничтожила более половины мужского
населения Чечни, памятники истории и культуры, природу, все,
что в поте лица создавалось народом на протяжении веков. Враг
разрушал все, что являлось гордостью и достоянием чеченского
народа. Эта война по меньшей мере на триста лет остановила его
историческое развитие.

1877 году в Чечне произошло последнее крупное восстание.
Возглавлял его Алибек-Хаджи. Под знамена молодого
двадцатипятилетнего имама встали горные аулы Чечни,
находившиеся в наиболее нищенских условиях, но равнинные аулы
не присоединились к ним. Во-первых, они находились вблизи
военных крепостей или в окружении казачьих станиц; во-вторых,
жили относительно благополучно. Здесь, на равнине, земельный
вопрос стоял не так остро, как в горах. Но главное все же было
в другом. В первые годы XIX века, когда начиналась
русско-чеченская война, в Чечне не было ни одного постоянно
проживающего здесь русского. Но с 1818 года начали возникать
русские слободы вокруг закладываемых на захваченных землях
крепостей и гарнизонов. Во второй половине XIX века на лучших
чеченских землях, на месте уничтоженных аулов, были заложены
казачьи станицы. И сейчас, к концу XIX века, в Чечне, помимо
города Грозный, было 22 крепости и 22 станицы. Власть
вооружила около 100 тысяч станичников, как говорится, до
зубов, в военных гарнизонах стояли тысячи солдат и множество
пушек. Одним словом, сейчас в Чечне русских было значительно
больше, чем собственно чеченцев.

И еще. Длительная война окончательно измотала народ. И
главное, жестокость, коварство и несправедливость властей,
постоянные провокации, тяжесть военных лет постепенно
разрушали вековые обычаи и традиции чеченцев, они растеряли
те благородные черты, которыми восхищались его друзья и враги.
Вчерашние лидеры и воины, отважные, благородные, мудрые,
преданные народу и идеалам свободы, погибли, умерли или были
сосланы. Поэтому многие разуверились в том, что чеченцы смогут
когда-нибудь одолеть такого сильного противника, как
Российская империя, и изгнать из Чечни колонизаторов. Эти люди
вручили свою судьбу Всевышнему и отказались от бессмысленной,
на их взгляд, борьбы.

Несмотря на отсутствие единства в своих рядах, чеченцы ни в
коем случае не отказывались от притязаний на свободу. Они
прекратили войну против России, но ни на минуту не покорились
ее господству. Отдельные чеченцы, не щадя сил, мстили царской
власти, отобравшей у них свободу, пытавшейся надеть на их
народ ярмо рабства. Они нападали на военные гарнизоны, убивали
наиболее жестоких чиновников и администраторов, грабили банки,
почту, богатых казаков. Они всеми силами пытались лишить
колонизаторов спокойной жизни, делали все, чтобы у них под
ногами горела земля, надеясь таким образом вынудить
захватчиков покинуть чеченские земли.

Этих народных мстителей называли абреками. Абреческое движение
началось со знаменитого абрека Вары из аула Гехи в начале 60-х
годов XIX века. Последней яркой звездой абречества, народных
мстителей, славных сыновей народа был Зелимхан.

Были, к сожалению, воры и разбойники, называвшие себя
абреками, которые приносили одни лишь несчастия чеченцам. Им
не было решительно никакого дела до судьбы собственного
народа.

Чечня была и оставалась никогда незаживающей, вечно
кровоточащей раной на теле России. Было бессмысленно надеяться
на то, что рана заживет. Надо было дать чеченцам свободу и,
таким образом, ампутировать незаживающую конечность. Россия
же этого не хотела. Потому что, во-первых, Чечня являлась
одним из двух источников, питающих Россию нефтью. Во-вторых,
предоставление независимости Чечне могло бы спровоцировать
другие малые и большие народы империи на борьбу за
предоставление таких же прав и себя.

У местных колонистов были свои взгляды на справедливую борьбу
чеченцев против России. В случае победы чеченского народа в
этой борьбе, или обретения ими самостоятельности в результате
революционного свержения царской власти и неизбежных после
этого изменений, они лишились бы всего. Богачи боялись
потерять свои заводы, фабрики, промыслы, банки, магазины и так
далее. Казаки - что у них отберут земли. Русские же рабочие
и крестьяне не имели в собственности ничего, и поэтому не
испытывали к чеченцам никаких антипатий. Но и они опасались,
что их оторвут от насиженных мест и прогонят обратно в Россию.
Ведь именно нищета и голод, властвующие там, заставили их
приехать сюда.

Маркс и Энгельс, характеризуя внешнюю политику России,
подчеркивали, что она, Россия, со дня своего образования была
варварской страной. Она являлась, по их словам, спинным
хребтом европейской реакции, ее главной опорой, жандармом
Европы, врагом и палачом революций и народов, борющихся за
свою свободу. Она всегда ссорит, натравливает друг на друга
европейские страны и народы, провоцирует войны между ними,
пытаясь установить на земле свое господство. Российская
дипломатия - это своеобразный иезуитский орден настоящего
времени. Во внешней политике она не утруждает себя выбором
средств. Коварство и предательство вошли в ее плоть и кровь.
Тайные убийства стало ее профессией. Она не жалеют денег на
подкуп и убийство политиков, дипломатов и военных деятелей
других стран. Ее вдохновляют собственные победы, она никогда
не мирится с поражением, безжалостно гонит на войну миллионы
солдат и через их трупы, через реки крови расширяет и
укрепляет империю. Но вместе с тем у России очень хитрая
внешняя политика. Она старательно избегает конфликтов с
сильными державами, одновременно ведя жестокие войны со
слабыми, нищими шведами, турками, персами и захватывая их
земли. Маркс и Энгельс писали, что историческая мечта России
- это отторжение от мусульманской Турции главного города
православной церкви - Константинополя, захват Босфора,
Дарданелл, Эгейского и Адриатического морей, Балкан и,
установив господство над Средиземным морем, взять под свой
контроль морской путь из Восточной Европы.

С этой целью Россия часто воевала с Турцией. Но, объявляя ей
войну, Россия никогда не открывала своих истинных замыслов.
Она заявляла, что единственная цель затеваемой ею войны - это
освобождение от турецкого ига христианских Армении и Греции,
братьев-славян болгар и сербов. Или сначала провоцировало
восстание греков, болгар или сербов против Турции и после
этого под лозунгом "помощи христианским братьям" вступала в
войну. Другими словами, Россия всегда заявляла, что
захватывает чужие территории и порабощает народы с
единственной целью - распространение культуры и цивилизации
среди отсталых в историческом развитии народов. Христиане
армяне, греки, болгары и сербы, проживавшие в мусульманской
Турции, прозванной в Европе варварской страной, жили в
несравненно лучших условиях, имели намного больше прав и
свобод, нежели русские мужики, проживавшие в своей собственной
стране. Русский царь, правительство и богачи, державшие в
рабстве не только другие народы России, но и свой собственный,
никогда не собирались предоставлять свободу освобожденным от
турецкого гнета народам. Россия сама стремилась господствовать
над ними.

Такую оценку дали Маркс и Энгельс внешней политике России.
Мало чем отличалась от нее и ее внутренняя политика, потому
что внутренняя и внешняя политика любого государства - это две
сестры, ничем не отличающиеся друг от друга. На протяжении
столетий Россия держала в рабстве русский народ, захватывала
земли других народов, расширяя и укрепляя империю, уничтожала
миллионы русских мужиков, одетых в серые солдатские шинели,
продавала и покупала крестьян, словно скотину. Помещик своей
борзой дорожил больше, нежели крепостным крестьянином.

Другие же народы империи не имели даже десятой доли тех прав,
какими обладал русский народ. На захваченных землях в Сибири,
Поволжье, Казахстане, Средней Азии и на Кавказе Россия
расселяла русских колонистов и особенно казаков, наделяя их
значительно большими правами, нежели туземцев. Они были опорой
империи в колониях. Эти русские мужики, жившие в Российских
губерниях без земли, без каких-либо человеческих прав, всю
жизнь находившиеся в рабстве, а освободившись из-под
крепостного права, не имевшие возможности найти кусок хлеба
для своих голодающих семей, получали на захваченных империей
территориях лучшие земли и права, каких у них никогда не было
на родине. Государственные чиновники и церковные служащие
беспрерывно напевали им, что по уму, сознательности и крови
они находятся несравненно выше туземцев, что они должны быть
опорой Российского господства в колониях. Но если вы,
продолжали они, не будете верны русскому государству, власти
и царю, если вы будете поддерживать какие-либо связи с
восставшими против русских туземцами, если будете помогать им,
государство лишит вас земель, прав и превратит в нищих.
Поэтому самыми преданными империи, царю и его власти русскими
были именно колонисты. Вдобавок ко всему, самый тупой и нищий
мужик, проживающий в колонии, считал себя выше туземца, мнил
из себя господина, перед которым туземцы обязаны были
трепетать.

В целях сохранения и упрочения господства в колониях,
правительство разжигало вражду между народами с одной стороны
и между феодалами, тейпами, родами, религиозными сектами
каждого народа с другой, создавая атмосферу недоверия и
ненависти друг к другу. Разрушалось взаимное уважение народов,
единство внутри них. Правительство тайно и явно убивало
неугодных людей, безжалостно расправлялось с любым проявлением
неповиновения. Наряду с этим, Россия преследовала еще две
далеко идущие цели - русифицировать малые народы или
уничтожить их национальные языки, историю, культуру, традиции,
обычаи, любовь к родине, уважение, все то, что является
духовной ценностью нации, превратить их в безликих
космополитов, манкуртов.

Политика России в колониях не была однотипной. Она менялась
в зависимости от характера данного народа, его силы и степенью
сопротивления, от предельно жестокой в одном месте до
относительно мягкой в другом. В непокорной же Чечне установили
особое военно-колониальное управление и особенно жестокие
законы. В своем стремлении покорить чеченский народ, удержать
его под своей пятой, Россия использовала все перечисленные
выше средства одновременно.

Февраль, обычно морозный в этих краях, в 1909 году не принес
привычных холодов. Выпадавший время от времени снег тут же
таял под лучами довольно теплого солнца. Стоял туман, улицы
Владикавказа тонули в слякоти из грязи и перемещавшегося с ней
талого снега.

10 февраля площадь перед гранд-отелем "Империал" и примыкающие
улицы были заполнены фаэтонами и тачанками. Стоял здесь и
автомобиль. Кучера, денщики и прохожие глазели на него, будто
на диковинного зверя.

В банкетном зале отеля собралось более ста человек. Казаки в
украшенных серебряными вышивками черкесках, в богато
отделанных серебром ремнях и кинжалах, в высоких каракулевых
папахах. Владельцы отар и стад, осетинские и кабардинские
богачи. Промышленники, банкиры и купцы в шляпах и цилиндрах,
в сюртуках и френчах, в разнообразных галстуках.

Этих богачей Терской области собрала здесь одна цель - найти
пути спасения своих жизней и имущества от народной мести. Они
не делили себя по национальному или религиозному признаку.
Здесь присутствовали русские, армяне, евреи, осетины,
кабардинцы. Христиане, мусульмане и иудеи. Но это были всего
лишь слова. На самом деле все они принадлежали одной
национальности, молились одному Богу, проповедовали единую
религию - это золото, деньги, богатство.

Большие люстры ярко освещали зал. Нефтепромышленник Ахвердов,
невысокий, плотный человек, избранный председателем собрания,
поднялся на сцену, подготовленную для оркестра. Он остановился
возле большого стола, обтянутого синим бархатом, и оглядел
сидящих на установленных полукругом стульях и в партере своих
единомышленников. Достал из кармана белоснежный платок и
тщательно вытер мясистую шею, лоб и большую лысую голову.

- Дорогие господа! - начал Ахвердов. - Самый тяжелый, опасный
удар недавней революции в России приняли на себя мы. Если в
Российских губерниях против властей поднялись только русские
рабочие и крестьяне, то здесь вместе с русскими рабочими
против нас выступили и чеченцы. В России только в редких
случаях рабочие оказывали вооруженное сопротивление, а
крестьяне только грабили и сжигали имения помещиков. Для
подавления этого бунта во всех губерниях хватило нескольких
рот солдат и столько же казачьих сотен, тогда как для
подавления сопротивления чеченцев пришлось ввести сюда не
малые военные силы. Но сопротивление чеченцев до сих пор не
сломлено, этот народ далек от умиротворения. Чеченцы
беспрерывно совершают злодеяния, они грабят путников, банки
и почту. Убивают и похищают людей. Особенно свирепствует
известный всем Зелимхан. Он убивает государственных
чиновников. Чиновник не может разъезжать без сопровождения
роты солдат. А власть бессильна против этих злоумышленников
и их злодеяний. Вернее говоря, у власти нет никаких
обдуманных, направленных на перспективу планов обуздания
преступности. Из-за бессилия и бездействия властей жизнь и
имущество живущих в этом краю представителей русского и других
народов каждый час, каждую минуту находятся под угрозой. Из-за
забастовок и стачек рабочих, иначе говоря, из-за царящей здесь
анархии, несколько месяцев простаивали промыслы, заводы,
фабрики, мастерские. Не открывались магазины и банки. Рабочие
с большой дикостью разрушили много техники и инструментов.
Ущерб, нанесенный хозяевам предприятий, составил несколько
миллионов рублей. Кто восстановит им это? Да никто. Мы платим
государственные налоги, строим в городах дома и общественные
здания, прокладываем и ремонтируем дороги, помогаем школам и
больницам. Поэтому я считаю, что мы имеем право выразить
властям свои пожелания, или напрямую, без всякого заискивания,
высказать свое мнение. Я приглашаю вас высказаться, а потом
мы примем общий итоговый документ.

Богачи выходили к трибуне, установленной с краю сцены, и
выступали. Один выступил от имени собственников
нефтепромысловых фирм. За ним следом на сцену поднимались
владельцы отар, стад и табунов. Купцы, банкиры. Русские,
армяне, казаки, осетины, кабардинцы. На собрании не было ни
одного чеченского богача. Ни Мурзабековых и Эльмурзаевых из
Старо-юрта, ни Бамурзаевых из Майртупа, ни Закаевых и
Муртазовых. Не было здесь Мустапаевых из Кень-юрта, Орцуевых
из Оди-юрта, не было ни знаменитых купцов Мациевых, ни
Башировых и многих других богачей-чеченцев. То ли их не
пригласили, то ли они сами не пришли из страха мести своих
соплеменников, то ли не захотели присутствовать на
мероприятии, где будут звучать античеченские и антиингушские
выступления. Как бы то ни было, но ни одного чеченца в тот
день в гранд-отеле "Империал" не было.

Выступающие с пеной у рта, визгливыми криками проклинали
чеченцев и ингушей, призывали поголовно уничтожить их, не
исключая женщин, детей и стариков, стереть с лица земли даже
память об этих народах. Другие спокойно перечисляли все беды,
нанесенные чеченцами и ингушами России и живущим здесь русским
за последние полвека. Кражи, грабежи. Убийства и похищения
людей. Сжигание живых людей и трупов. Любое преступление в
области они приписывали чеченцам и ингушам. На самом же деле
шайки разбойников были не только и не столько чеченские и
ингушские. Существовали банды казаков, осетин, кабардинцев,
калмыков, дагестанцев. Национальные и интернациональные. Но
все равно обвинения сыпались только в адрес чеченцев и
ингушей. И потому, что злоумышленников среди них было больше,
и потому, что обвинители слепо ненавидели эти народы. Ни один
выступающий не сказал даже слова о тяжелой жизни чеченского
народа. О причинах, толкавших отдельных чеченцев на преступный
путь. Казачьи богачи, присутствовавшие здесь, тоже не
упомянули о том, что 22 казачьи станицы возведены на
полумиллионах десятинах чеченской земли. О том, что согнанные
с этих земель чеченцы вынуждены жить в каменистых горах и
болотистых лесах, где не могут прокормить свои семьи. Не
говорили о жестоком притеснении этого народа властями и самими
богачами. О том, что у чеченского народа - самая высокая в
империи заболеваемость и смертность. Что в Чечне нет ни одной
школы для местных детей и ни одной больницы. Что в семьях с
8-10 детьми имелась только одна пара зимней обуви, теплая
одежда только на одного человека.

Главным богатством чеченской земли являлась нефть. Но ни одной
капли черного золота не доставалось собственно народу. Ею
владели русские, армяне, англичане, французы, бельгийцы,
немцы. В числе этих нефтяных магнатов была только одна
чеченская семья - семья генерала Чермоева, верой и правдой
служившего царю.

Самую же тяжелую работу на нефтяных промыслах выполняли именно
чеченцы. Они копали колодцы лопатами и кирками, вытаскивая
землю в ведрах, привязанных к веревкам. Для предохранения от
ядовитых газов работающий в глубоком колодце рабочий надевал
маску из тонкого листа железа, к которой был подсоединен
резиновый шланг. Через этот шланг сверху с помощью мехов
подавался воздух. В последние годы появилась кое-какая
бурильная техника, но основную работу все равно приходилось
делать вручную. Этот тяжелый труд был сопряжен с ежеминутной
опасностью, чеченцы, занятые им, часто и серьезно болели,
получали увечья, преждевременно умирали от физического
истощения. Условия труда русских рабочих были не намного
лучше. Они работали по 12-14 часов в день. Но рабочий день
чеченцев был несравненно длиннее, а оплата труда в несколько
раз ниже. Чеченцев, работающих в Грозном и на промыслах, было
очень мало. Они не владели соответствующими специальностями,
более того, их просто не принимали на работу, им не разрешали
поселяться в городе.

Не говорили на собрании и о тысячах чеченцах, за плату
работающих на своих же исконных землях, подаренных царем
казакам, кабардинским, черкесским и кумыкским князьям. О
тысячах и тысячах чеченцах, которых безработица и нищета
выгнали из родных мест, которые с сумами на плечах, голодные
и раздетые, бродили по Владикавказу, Баку, Тифлису, Харькову,
Батуми, Ростову, Москве, Петербургу. Не говорили сытые
толстосумы и о многих других бедах, возникших по их вине и по
вине существующей власти, они не хотели замечать тяжелое,
крайне тяжелое положение народа. Нет. Они хотели видеть и
видели только то, что мешало им получать еще большие прибыли.
Они искали более жестокие пути усмирения народа, который все
еще пытался оказывать хоть какое-то сопротивление безжалостным
угнетателям.

Члены собрания страдали от действий чеченцев не в одинаковой
степени. Владельцы нефтяных промыслов, заводов и фабрик
чувствовали себя в относительной безопасности. За исключением
отдельных случаев ограбления касс, где в наличии бывали только
небольшие суммы денег, чеченцы не приносили им вреда. Гораздо
больший ущерб им наносили действия русских рабочих. Они целые
дни, недели, а то и месяцы бастовали, останавливая
производство. Вслед за ними ощутимый ущерб несли владельцы
магазинов и банков, государственная почта. Больше же всех,
конечно, страдали от чеченцев казаки и купцы. Поэтому на
собрании в основном выступали они.

На трибуну поднялся рослый сильный казак с закрывающим лоб
длинным волнистым чубом, толстым горбатым носом, густыми
рыжими усами и квадратным подбородком. Казак представился, это
был атаман станицы Кахановской.

- Я знаю, что в годы революционной эпидемии вы понесли
многомиллионные убытки, - начал он грубым голосом. - Господин
Ахвердов спрашивает, кто возместит их. Мы, казаки, сочувствуем
вам. Но, к счастью для вас, ваши убытки ничто по сравнению с
теми убытками, какие несли и несут казаки. Здания ваших
заводов, фабрик, промыслов и средства производства удалось
сохранить. Вы заранее перевезли в безопасное место свои деньги
и ценности. Как только прошла революционная буря, вы за
короткое время восстановили здания, технику и рабочие
инструменты. После увольнения бастовавших рабочих, другие
продолжили работу. Как бы вы ни жаловались, понесенные вами
убытки вы давно уже возместили. Продлением рабочего дня,
сокращением заработных плат, штрафами, отменой или уменьшением
социальных выплат. Плюс ко всему на страже ваших жизней и
имущества стояли власть, солдаты, полиция, жандармерия,
казаки... Избранный секретарем собрания мужчина лет сорока с
лошадиным лицом и спадающими на плечи волосами, длинными
бакенбардами и тонкими аккуратными усами сидел в откровенно
скучающей позе, крутя между пальцами карандаш и изредка бросая
взгляд в зал. На чистом листе, лежащем перед ним, не было
никаких записей. За него работала сидящая чуть поодаль за
маленьким столом худенькая стареющая женщина в больших очках.

- Убытки же, которые несли и несут наши станичники, опасность,
которой подвергаются их жизни и имущество, в сотни раз выше.
Чтобы вырастить одну корову, овцу или коня, казак должен
трудиться пять лет. Их нужно пасти, обеспечить запасом корма,
убирать за ними, кормить и поить, приглядывать днем и ночью.
Чеченцы же приходят и уводят с пастбища или из хлева корову,
овцу или коня, выращенного казаком тяжелым трудом в течение
нескольких лет. Или где-нибудь на большой дороге отбирают
волов, лошадей, запряженных в телегу или тачанку. Как вы
знаете, человек, работающий на земле, без волов и лошадей как
без рук. Казак же тоже должен кормить семью, у каждого из них
по пять-десять детей. Им нужно есть. А чтобы восстановить в
своем хозяйстве волов и лошадей, нужно потратить несколько
лет. Чтобы их купить, нужны деньги. А откуда им быть у казака,
если не продавать скот или хлеб. А если он снова заведет скот
или лошадей, нет никакой гарантии, что их тоже не уведут
чеченцы... В большинстве случаев они не ограничиваются угоном
скота. Хозяина скота или пастуха убивают или жестоко избивают,
превращая в калеку. Мы лишены возможности пасти свои стада,
отары и табуны, не можем ездить на своих повозках в город, из
станицы в станицу. Наши жизни и имущество находятся под
постоянной угрозой днем и ночью. По этому поводу мы писали
прошения в адрес начальника области, министра внутренних дел,
вплоть до Государственной Думы, в которых приводились имена
и фамилии убитых и искалеченных чеченцами станичников,
перечислялись их преступления против нас. Мы просили оградить
нас от их набегов. Но до сих пор никакой помощи мы не
получили. У вас есть оружие, защищайте свои станицы сами,
ответил на наше прошение генерал Михеев. Это необдуманный,
иначе говоря, безответственный ответ. Так мог ответить только
человек, которому безразлична наша судьба. Как вы знаете,
военнообязанные казаки редко бывают дома. К примеру, во время
войны с Японией и в годы революции в станицах оставались
только подростки и старики. Даже будь казаки дома, как они
смогут защитить от чеченцев станицы? Они же не извещают
заранее о своем набеге, не сообщают, какими тропами придут.
Они нападают внезапно, в самых неожиданных местах. Вдобавок,
казаки не могут все время стоять на постах, не работая на
своих полях, отложив на неопределенное время все свои дела...

Председатель собрания корректно прервал атамана, речь которого
стала затягиваться:

- О состоянии дел в станицах всем нам хорошо известно,
господин атаман. Какие вы видите пути выхода из этой непростой
ситуации?

- Я не знаю. Мы пытались держать посты на дорогах и тропах.
Из этого ничего не вышло. Пытались не пускать в станицы
чеченцев, работающих у нас. Но и в этом власти нам не помогли.
На самом деле именно эти "мирные" чеченцы и приманивают к нам
воров и разбойников. По нашему мнению, власти должны закрыть
для чеченцев дорогу в станицы.

Большинство членов собрания были землевладельцами и
скотовладельцами, а среди них большинство составляли казаки.
Никто из кумыков и ногайцев на трибуну не поднялся.
По-видимому, они боялись мести чеченцев. У них не было военных
сил, как у казаков, не особо заботились о них и власти,
поэтому они посчитали за лучшее отмолчаться. Кабардинский
богач, владелец конезавода, в коротком выступлении пожаловался
на ингушей. Он напомнил, что выращиваемая ими порода коней
известна и популярна во всем мире вот уже несколько веков.
Ингуши угоняют у них целые табуны, не дают работать. Из-за
непрекращающихся набегов они вынуждены были закрыть
конезаводы, говорил он.

Последним на трибуну поднялся атаман Сунженского отдела. Его
выступление было грозным, атаман то и дело сыпал угрозы.

- Власти не только ничего не делают для обуздания чеченцев,
но в иных случаях выступают их защитником. К примеру, возьмем
обращение земельной комиссии, созданной недавно
Владикавказской городской думой. Туземцы Терской области
испытывают острую нехватку земли пишут они. Казаки согнали
чеченцев с равнинных земель в каменистые горы и ущелья. Не
успокаиваясь на этом, казаки замышляют выгнать их и оттуда,
чтобы захватить участки, освоенные ими на горных склонах,
поднимая туда землю на собственных спинах, пишется в
документе. Казакам не нужны эти камни. Слава Богу, у них
достаточно земли, около двадцати десятин на каждую душу
мужского пола. Есть и запас на будущее - несколько сот тысяч
десятин. Самые плодородные, жирные земли, в недрах которых
есть нефть и лечебные источники. Хотя добывают и продают эту
нефть не казаки, но казаки получают с нее свою долю. У нас уже
накоплен капитал в семь миллионов рублей, который работает и
приумножается из года в год. У нас есть виноградники, стада
и табуны. Есть реки и озера, полные рыб. Богатые сады. Зачем
нам нужны камни этих нищих чеченцев? Вы помните выступление
в Государственной Думе нашего депутата Маслова несколько лет
назад, в котором он со слезами на глазах рассказывал о тяжелой
доле чеченцев? А истошные крики в печати некоторых наших
продавшихся или просто трусливых интеллигентов? Мол, чеченцы
бедствуют, умирают от голода, власти притесняют и угнетают их,
держат в рабстве! Мы хорошо знаем одно. Пока чеченцы живут в
этих краях, в области и на Кавказе не будет мира и
спокойствия. Их всех, поголовно, в том числе женщин и детей,
нужно выселить в северные губернии России, где на несколько
тысяч верст вокруг не будет населенного пункта, который они
могли бы ограбить. Когда они станут охотиться на собачьих
упряжках, поймут, что значит труд. Только тогда оставят они
свой непокорный, дикий, кровожадный норов. Или сдохнут там
все!

Атаман, уверенный в том, что собравшиеся в зале поддержат его
призыв, скользнул вопрошающим взглядом по их лицам и проворно
спустился в зал.

Но ни один слушатель не проронил ни слова...

Идея переселения чеченского народа в северные губернии России
возникла у царского правительства в первые годы войны с ним,
когда чеченцы стали оказывать ожесточенное сопротивление
колонизаторам.


Одни народы Северного Кавказа имели выбранных ими мудрых,
сознательных правителей, которым небезразлична была судьба
своего народа, которые всеми силами пытались объединить народ,
уберечь его от всевозможных напастей. Среди иных народов
каждый род или клан имел своего предводителя. Хотя они и
отставали от современной цивилизации, у них были соблюдаемые
всеми адаты, законы и хоть какая-то власть. Эти народы
почитали своих предводителей, слушались и поддерживали их.
Поэтому царскому правительству было легко строить с ними свои
взаимоотношения.

У чеченского же народа уважаемого, почитаемого и признаваемого
всеми предводителя не было никогда. Не было таких лидеров у
тейпов и тукумов. Чеченцы не хотели вручать власть и свою
судьбу в руки мудрых, мужественных и благородных людей из
своей среды, почитать и беречь их, не хотели кому-либо
подчиняться. Каждый чеченец сам хотел быть первым, пытался
оклеветать или даже уничтожить более умного, благородного и
почитаемого людьми, чем он сам. Он не соблюдал установления
национального адата или шариата, если это не приносило ему
материальной пользы. Был у чеченцев Мехкан-Кхиэл (Совет
старейшин), куда входили самые известные старейшины, который
рассматривал и обсуждал общенациональные проблемы, принимал
важные решения, но не было абсолютно никакой власти или
общественной силы, которая заставляла бы людей соблюдать и
выполнять постановления Совета.

Чеченец не умел уважать, почитать мудрого, благородного
человека, ни в коем случае не хотел склонить перед ним голову,
но уважал, поклонялся и следовал за отважным, сильным и
жестоким человеком. Когда у имама Шамиля спросили, как ему
удавалось держать в повиновении чеченцев, он ответил, что
отсекал головы отказывающимся выполнять его приказы и
соблюдать законы и надевал их на колья; увидевший их чеченец
становился послушным и податливым, как воск.

Самые непокорные из всех народов, оказывавшие самое длительное
и ожесточенное сопротивление русским войскам, одерживавшие над
ними победы и наносившие им наибольший урон, шедшие в
авангарде горских народов, возглавлявшие их борьбу за свободу,
упорно сопротивляющиеся колонизаторам... - все это были
мятежные, свободолюбивые чеченцы. Именно они будоражили
горские народы, поднимали их против России. Чеченцы любили и
желали свободу, но в качестве средств ее защиты могли и умели
использовать только оружие и отвагу. Других средств они не
ведали. Да и не знали чеченцы, что такое истинная свобода. Они
знали и хотели только одну свободу - возможность не
подчиняться ни человеку, ни власти, ни закону. Свобода в их
понимании - это воля каждого делать все, что ему
заблагорассудится.

Поэтому Ермолову, понявшему тщетность усилий по усмирению
этого народа, пришла мысль переселить весь чеченский народ в
северные губернии России. Но он не смог осуществить задуманное
из-за начавшейся войны с турками и персами. Позже царь убрал
его с Кавказа, обвинив в чрезмерной жестокости к горцам.

После этого к идее переселения лет двадцать никто не
возвращался. В 40-х годах XIX века русские войска в Чечне
терпели одно поражение за другим. В 50-х годах, когда уступать
стали уже чеченцы, началась Крымская война, и многие воинские
части пришлось перебросить туда. Крымская война завершилась
победой России и подписанием Парижских мирных соглашений с
Англией, Францией и Турцией. У России появилась возможность
ввести в Чечню новые войска. Чеченцы опять стали уступать под
натиском превосходящей силы врага. Правительство России
вспомнило об идее Ермолова. Переселить чеченский народ в
северные губернии России, раз и навсегда сломить его
сопротивление и тем самым, отрезав эту язву с тела империи,
установить мир и спокойствие на Кавказе. Вначале планировалось
жителей каждого захваченного аула переселять в Вологодскую
губернию. Но на это уходило много времени и средств. В 1856
году в Ставрополе собрался совет высших чинов правительства
и представителей командования войск. На этом совете было
принято решение о переселении чеченцев не в северные губернии,
а в Маныч. Во-первых, он находился недалеко от Чечни, и
переселение чеченцев обошлось бы дешевле. Во-вторых, этот план
давал возможность провести операцию по переселению в сжатые
сроки. В-третьих, хотя Маныч был не особо холодным краем, но
по климатическим условиям мог уничтожить чеченцев не хуже
северных холодов. Голые степи, сухая жара, твердая,
непригодная к обработке земля. Ветра, летом горячие, зимой же,
наоборот, холодные. Большие, болотистые водоемы, ставшие
источниками всевозможных болезней и эпидемий. Не было
абсолютно никакого риска, что чеченцы будут тайно возвращаться
оттуда. С юга дорогу им закрывали донские, кубанские,
ставропольские и терские казаки. С юго-востока - преданные
России, но не дружелюбные к чеченцам, воинственные,
своенравные, разбойничьего духа калмыки и их голые, занесенные
песком равнины. Оказавшись в Маныче, чеченцы вынуждены были
бы навсегда распрощаться с мечтой о возвращении на Родину.
Более того, была надежда, что голод, болезни и лишения
уничтожат там весь этот народ.

Наступил самый благоприятный момент для осуществления этого
дикого замысла. Чеченцы были обессилены. Каждый аул
подвергался сожжению по несколько раз. Ровно половина мужского
населения погибла на войне. Царские войска выжигали аулы,
посевы, пастбища, сады, леса, уничтожали скот. Народ испытывал
голод, был раздет и разут. Сопротивляться дальше русским
войскам не было сил, в случае продолжения сопротивления
реальной становилась угроза физического вымирания нации. В то
же самое время, когда в Ставрополе принималось это решение,
представители чеченского народа побывали у Шамиля и предложили
ему остановить войну и заключить мир с Россией. Они заявили,
что в случае отказа имама, сделают это против его воли.
Представители народа говорили, что они не смогут одолеть
Россию, с которой не справились три сильнейших державы мира,
и что у них нет сил для продолжения войны. Шамиль же ни в коем
случае не хотел прекращать войну. Он знал, что в случае отхода
от него чеченцев, его имамат падет в течение месяца, что
дагестанцы просто сдадут его русским. На свое счастье, имам
знал о ставропольском решении. Он воспользовался этим. Имам
сказал, что в случае прекращения войны русские выселят
чеченцев из родных мест и перебросят их или в края, где вечно
стоит зима, или в сухие, безводные пустыни, где ничего не
произрастает, и там уничтожат их. Вдобавок, русские заставят
их отказаться от ислама и принять христианство. После этого
чеченцы активизировали борьбу против русских войск.

В 60-х годах, уже после войны, эта идея всплыла вновь. Но,
побоявшись, что попытка выселения целого народа может вызвать
его протест, а это в свою очередь может вызвать массовые
протесты, а это в свою очередь спровоцировать возобновление
только-только завершившейся войны, власть ограничилась
переселением в Турцию пяти тысяч самых мятежных чеченских
семей.

После жестокого подавления восстания чеченцев в 1877 году,
идею выселения чеченцев подняли уже в четвертый раз. Ее
инициаторами на этот раз выступили начальники Терской и
Дагестанской областей генералы Свистунов и Медиков. Но это
решение не было принято, и всего лишь потому, что рядом с ними
оказались несколько милосердных, человечных и мудрых высших
офицера. Наиболее активных участников восстания вместе с
семьями сослали в северные губернии, других переселили на
равнину и на этом вопрос закрыли.

Таким образом, в XIX веке, с 1825 по 1877 годы, вопрос о
выселении чеченцев возникал четыре раза. Эта идея до сих пор
жила в головах Кавказских и Петербургских администраторов.
Осуществление этой идеи только обрадовало бы членов
сегодняшнего собрания и казаков. Но они не решались явно
высказывать свои мысли, как делал это атаман.

В зале установилась тишина. Никто не одобрил и не осудил
предложенный атаманом вариант. Тогда встал Ахвердов. В душе
он всем сердцем был за выселение чеченцев. Но умный и хитрый
нефтепромышленник, привыкший быть осторожным в словах и делах,
не хотел, чтобы такое исключительно важное и ответственное
дело рассматривалось на собрании, где он председательствует.

- Господин атаман, здесь собрались не государственные,
политические и военные деятели, мы не имеем права обсуждать
и принимать такое предложение или предлагать его хотя бы
наместнику Кавказа, не говоря уже о Его Императорском
Величестве. Мы промышленники, купцы, землевладельцы и
скотовладельцы. Принять решение о выселении целого народа и
вручить его царю и правительству вовсе не шуточное дело,
господин атаман. Если станет известно, что такой вопрос даже
обсуждался на данном собрании, газеты тут же раструбят об этом
на весь мир, многое добавляя от себя. Такая информация станет
оружием в руках эсдеков и особенно большевиков, которое тут
же направят против нас самих. У них появится повод публично
проклинать нас, и, наконец, это может спровоцировать
выступление чеченского народа против властей. Мы должны
принять здесь такое решение, чтобы у областной администрации
были полномочия и силы для его реализации. Мы не имеем права
переходить эти границы.

В итоге, собрание приняло решение просить администрацию
области исполнить целый ряд решений и постановлений, принятых
ею ранее, но до сих пор не претворенных в жизнь.

В мирном договоре от 1859 года отдельным пунктом определялось,
что у чеченцев остается право на ношение оружие. Позже, когда
это оружие стало стрелять, власти не раз пытались изъять его.
Не сумев сделать это, они запретили чеченцам его ношение. В
последние годы были случаи, когда власти пытались разоружить
отдельные аулы. Но о разоружении целого народа до сих пор
никто не заговаривал. Члены собрания сошлись во мнении, что
источником всех бед в области является наличие у чеченцев
оружия и что только их разоружение может исправить ситуацию.
Собравшиеся договорились направить соответствующее письмо в
адрес начальника области.

Не меньшую угрозу порядку члены собрания видели в чеченцах,
живущих по левому берегу Терека и в выезжающих на временные
работы. 5 мая 1885 года начальник области, наказной атаман
Колюбакин своим постановлением обязал приставов и атаманов
станиц выселить оттуда чеченцев. Тогда, исполняя это
постановление, чеченцев отправили обратно в свои аулы, а их
хутора разрушили. Но подавленные нищетой чеченцы снова
возвращались на эти благодатные земли. Постановление
Колюбакина последние годы не работало. Собрание приняло
решение просить начальника области выселить в горы чеченцев,
живущих по левому берегу Терека и на кумыкской равнине, и не
допускать их туда вновь.

Во время Кавказской войны и после ее завершения на чеченской
земле возвели 22 станицы. Чеченцы не давали спокойно жить
рассевшимся на них непрошенным гостям. Они нападали на
станицы, уводили скот и коней, грабили путников, а изредка
совершали убийства. Одни чеченцы таким образом мстили
захватчикам, других выводила на этот путь нужда, третьи
выходили на разбой из чистого удальства. Злоумышленников
задерживали только в редких случаях. Поэтому ущерб, нанесенный
казакам, возмещал аул, на чьей территории терялись следы
грабителей, или же несколько близлежащих аулов. Такие
карательные действия против чеченских аулов тоже стали
редкостью в последние годы, так как революционная смута внутри
России привлекала к себе основное внимание властей. Или,
вернее будет сказать, чеченцы отказывались выплачивать эти
поборы. Вдобавок, когда следы краж уходили в горы, власти
оказывались бессильными что-либо предпринять. В конце члены
собрания договорились просить власти заставлять чеченские аулы
возмещать весь ущерб, нанесенный и наносимый чеченцами
казакам, тавричанам, кумыкам и ногайцам, вернее, их богачам.

Областная администрация приняла множество решений и
постановлений, направленных против этих злодеяний. 14 декабря
1905 года выходил даже приказ начальника области о введении
в области военного положения. Но всякое начинание
заканчивалось безрезультатно. И настоящее собрание приняло
очень важные резолюции. Но как, какими силами и средствами
претворить их в жизнь? До сих пор всякие средства оказывались
бесполезными. Вокруг этого вопроса разгорелись жаркие
дискуссии и споры. Для выполнения решений собрания нужны были
крупные военные силы во главе с умным и опытным
военачальником. Полицейскими и жандармскими силами и методами
невозможно противостоять чеченцам. С ними придется воевать,
и это будет большая война!

В Чечне есть военные силы. В Ведено, Шатое, Воздвиженской и
в нескольких других крепостях находятся несколько тысяч
солдат. В станицах несколько тысяч вооружейных до зубов
казаков. Есть начальники округов и атаманы станиц. Храбрые,
умные, опытные военные. Что еще нужно?

- Солдаты, дислоцированные в Чечне, не будут воевать против
чеченцев. Разве вы забыли, как они решительно отказались
применить против них оружие в Грозном в 1905 году? Большевики
влили отраву в их головы. Они до сих пор под влиянием
революции. Во-вторых, преследование в горах шаек абреков очень
опасное занятие. Не-ет, от имеющихся у нас здесь воинских
частей толку будет мало, или вообще никакого!

- Казаки полностью отвечают этим требованиям. Они храбры,
выносливы, закалены в боях и имеют немалый военный опыт. Но
самое главное - они испытывают ненависть к чеченцам. Казаки
мечтают отомстить им. Но и они, привлеченные к карательной
операции против чеченских аулов, захватывают людей, грабят
дома и возвращаются в свои станицы. Во-первых, они не хотят
длительное время находиться вне своих станиц, на которые
беспрерывно нападают чеченцы; во-вторых, дома их ждут семьи,
хозяйство, работа.

- Начальники округов? Конечно, они носят военную форму и
погоны. Но это, как говорится, паркетные офицеры, не нюхавшие
пороха. Одни находятся в сговоре с чеченскими бандами, деля
с ними награбленное, другие откровенно трусливы. Более того,
чеченские абреки просто уничтожают мешающего им начальника
округа или офицера. За примерами далеко ходить не надо.
Вспомните Добровольского, Галаева и других офицеров. Жить
среди чеченцев и быть их врагом очень опасно. Каждый хочет
жить...

- Значит, в области нет храбрых, умных, стойких офицеров,
патриотов?

- Храбрых, умных, стойких офицеров сколько угодно, но
патриотов нет. Нынче патриотизм подешевел. Одни офицеры
обосновались в администрации и штабах, в теплых, безопасных
местах. Другие, накопив всевозможными путями капитал,
отстроили особняки и виллы, приобрели хороших коней и фаэтоны,
неплохо устроив, таким образом, свою жизнь. Они выезжают с
женами и детьми в парки, на пикники за город, на отдых в
курорты. Это их устраивает больше, чем быть патриотами и
гоняться за абреками по горам и лесам в зной и стужу, в дождь
и пургу, ежеминутно рискуя своей жизнью...

Но что же делать?

Члены собрания все же нашли выход - собрать отряды
добровольцев из храбрых и жестоких людей, щедро оплачивая их
службу. Наделить добровольцев широкими полномочиями без всяких
ограничений, не привлекая их ни к какой ответственности за
нарушение государственных законов.

Начали искать в области командира для этого отряда. Было
названо множество имен. Никто не упоминал умных, благородных
офицеров. Искали наиболее храброго, жестокого, кровожадного.
Не найдя такого в Терской области, стали искать в соседних
областях. Все сошлись на кандидатуре атамана Кубанских казаков
Вербицкого. Отличился храбростью, героизмом и воинским
мастерством на русско-японской войне. Имеет опыт в подобных
делах. И главное, не знает, что такое жалость. Знаком с
повадками горцев. Все вышеперечисленные стороны своего
характера он показал в 1905 году во время кровавой расправы
над выступлением Пятигорских рабочих и в уничтожении абреков
в Дагестане.

Кое-кто засомневался в возможности найти добровольцев в этот
отряд. Таких быстро успокоили. Найдутся, и не только для
одного отряда, а для целой дивизии, корпуса. Безработные и те,
кто не хочет работать. Искатели легкой наживы. Пьяницы,
готовые продать родную мать за бутылку водки.

Собрание единодушно постановило просить временно исполняющего
обязанности начальника округа генерала Михеева создать из
добровольцев "временный отряд охотников" для окончательного
искоренения зла в области и назначить его командиром казачьего
атамана, войскового старшину Вербицкого.


Строки из печати:

1908 год.

19 марта. Убит возвращавшийся на телеге из Грозного в
Шелковскую Федор Умрихин, который вез строительные материалы.
Чеченцы увели его коней и телегу, забрали стройматериалы и 500
рублей. Следы ведут в Мескер-юрт.

20 марта. Убит возвращавшийся домой на повозке, запряженной
тройкой коней, Ушерелев Дмитрий. Чеченцы увели коней, повозку
и забрали товары, купленные на сумму в 295 рублей. Труп найден
на территории Мескер-юрта.

23 июня. У Ивана Школяра, взломав хлев, увели двух волов.
Следы ведут в Гудермес.

27 сентября. Шестеро чеченцев напали на Ивана Саенко по пути
из станицы на хутор и увели двух коней. Напавшие в ту же ночь
на хутор чеченцы пристрелили сторожевого пса и угнали овец.
Следы ведут в Гудермес.

28 сентября. Напавшие вечером на кутан Саенко пятеро чеченцев
десять раз стреляли в чабана Арефана Неберекутя, ни разу не
попали. Злоумышленники скрылись в Гудермесе.

1909 год.

12 января. Чеченцы напали на кутан Силая Саенкова, убита одна
овца, угнать отару не удалось. В ту же ночь обстрелян сарай
Федора Родиченко, разрушена черепичная крыша.

20 января. Совершено нападение на Филиппа Марафовского и Наума
Иваненко, угнаны трое лошадей.

21 июня. Пятью чеченцами ограблен возвращавшийся из Веденской
слободы Андрей Ребров. Злоумышленники завладели его черкеской,
пятью рублями и хлебом.

12 сентября. У возвращавшегося с дровами из леса крестьянина
из станицы Кахановской Ивана Чебаненко чеченцы отобрали
лошадь. Лошадь найдена на территории Иласхан-юрта.

30 сентября. Возвращавшиеся из станицы Кахановской Евстрап
Бакуленко и Иосиф Цыбин обстреляны четырьмя чеченцами между
Гудермесом и Исти-Су. Цыбин убит.

20 октября. Возвращавшиеся из Амир-Аджи-юрта в станицу
Кахановскую Василий Лужков и Касьян Андрий ограблены напавшими
на них тремя чеченцами. У них отобрали коней и деньги.

В этот же день шестью чеченцами ограблены Семен Якушенко,
Никита Тихоненко, Федор Бабилуров, Владимир Батыров. У них
отобраны кони, деньги, одежда. Следы злоумышленников ведут в
Гудермес.

Переводчик

Подписаться

Вы можете подписаться на обновления сайта. Для этого введите Ваш электронный адрес:

 

Напишите нам






Кто на сайте

Сейчас 166 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Вход на сайт

На сайте нет регистрации пользователей. Все разделы сайта доступны без регистрации

Статистика


Рейтинг@Mail.ru


Баннер

Разместите у себя на сайте наш баннер

История, обычаи и традиции чеченского народа

Реклама на нашем сайте