noh cherkeskaПримеры проявления Нохчалла.

Рассказы из жизни, присланные посетителями нашего сайта.

ishkola 1Онлайн уроки по чеченскому языку

С квалифицированным репетитором

История Чечни

Свет деяний меценатов Чечни

В общем ряду российских меценатов конца XIX – начала XX вв. не менее заметными являлись чеченские коммерсанты. Местная деловая элита отличалась благотворительными инициативами.

В дореволюционной Чечне развитие таких социальных сфер, как образование, культура, благоустройство городов происходило во многом благодаря частной благотворительности предпринимателей – купцов и нефтепромышленников. 
Наиболее широкое распространение благотворительность получила во второй половине XIX – начале XX века, когда в Чечне значительно увеличилось число владельцев крупных капиталов. В пореформенный период развитие общероссийской экономики обусловило рост товарно-денежных отношений в Чечне, что привело к «капитализации» помещичьего и крестьянского хозяйства, возникновению частных предприятий по переработке продукции сельского хозяйства, местного сырья. С открытием в Чечне нефтяных месторождений (это способствовало накоплению капиталов в руках частных лиц и соответственно формированию прослойки крупной национальной буржуазии) ускоряется развитие местной промышленности. К 1913 году в г. Грозном имелось 2-3 паровые мукомольные мельницы, несколько кирпичных заводов, 2 пивоваренных, 2 кожевенных, 2-3 – лесопильных. Быстрыми темпами идет развитие торговли.

 

В дореволюционном Грозном к этому времени насчитывалось около 173 крупных торговых заведений. По данным А.И. Хасбулатова, «каменные и кирпичные дома принадлежали купечеству, в том числе зарождавшейся чеченской буржуазии: А. Чермоеву, Д. Мациеву, Г. Мациеву, Арсамирзоеву, Ш. Чуликову, Эльмурзаевым, Арсанукаевым, Башировым и др.». Иллюстрацией процесса развития капиталистических отношений в чеченском обществе может служить хранящийся в Государственном историческом музее рисунок художника Беггерова с изображением состоятельного чеченца (период 80-х годов XIX века).

 

Присоединение к империи содействовало укреплению экономических связей Северного Кавказа с Россией. Еще в первой половине XIX века царизм поощрял стремление русского купечества к организации торговли в регионе. Развитию торговых связей с Россией способствовало подготовленное статским советником Шевцовым и утвержденное Николаем I в 1846 году «Положение о меновой торговле с горцами». Согласно данному «Положению», на Северном Кавказе создавались меновые дворы, в том числе Амир-Аджиюртовский, Червленный. Рост российского капитализма «вширь» обеспечил вовлечение части коренного населения региона – казачества и горцев – в единую общероссийскую экономику. В соответствии с этим экономическое развитие региона приобрело интенсивность. Наиболее энергичные местные предприниматели становятся обладателями немалых капиталов, часть из которых они жертвуют на благотворительную деятельность. 

Общей картине распространения благотворительности в дореволюционной Чечне свойственны черты, характерные для развития меценатства в пореформенной России в целом.

 

Попечительство и благотворительность в Чечне являлись неотъемлемой частью жизни общества, предоставляя возможность развиваться его разнообразным направлениям, в том числе не приносящей дохода социально-культурной сфере. Начиная с конца XIX века, получают наибольшее распространение такие виды благотворительности, как пожертвования на военные нужды; обустройство городов и селений; образование, наука и культура; строительство мечетей и медресе; финансирование общественных и политических организаций, в том числе издание печатных органов; взносы в пользу больных и неимущих.
По-видимому, наиболее крупной благотворительной акцией, в которой приняли участие чеченские предприниматели, явился сбор средств грозненскими нефтепромышленниками на Первую мировую войну. Национальная буржуазия выступила за ее победоносный исход. Согласно источникам, «нефтяные воротилы Грозного пожертвовали 1 млн. рублей на нужды войны». 
По сведениям директора лицея №1 г. Грозного С.З. Мирзоевой, ее прадед, известный в деловых кругах Северного Кавказа крупный купец Абубакар Мирзоев (прибл. 1860 – 20 марта 1944 гг.) имел деловые контакты с российскими предпринимателями. В период Первой мировой войны он принял деятельное участие в финансировании русской армии: снабжал ее сукном для пошива военного обмундирования. 
В период Гражданской войны Абубакар Мирзоев, являвшийся членом «Комитета спасения Чечни от большевизма», тем не менее оказывал помощь фуражом, деньгами и оружием известному чеченскому революционеру Асланбеку Шерипову. Эти факты входят в группу благотворительных инициатив предпринимателей на военные нужды.

 

Взносы частных предпринимателей в течение рассматриваемого периода порой в значительной степени превалировали над государственным финансированием. Так, в 1887 году из бюджета г. Грозного на «воинские потребности» была выделена не столь весомая сумма в 1493 руб. 43 коп. Невысоким показателем являются также затраты городских властей в том же году на содержание благотворительных заведений – 702 руб. 94 коп., в особенности если учитывать, что финансирование учебных заведений – 1668 руб. – было самым низким среди областных городов, а на строительство, содержание и устройство мостовых денежных средств вообще не имелось.

 

Следующую группу пожертвований составляют взносы на обустройство городов и селений. Так, потомок известной купеческой династии Мациевых, ныне здравствующий Т.А. Мациев (сын первого чеченского ученого-языковеда Ахмада Мациева) сообщает о плодотворной деятельности своих предков в данном направлении. Капиталы чеченских купцов Мациевых активно работали на развитие города Грозного. За счет их денежных средств в дореволюционном г. Грозном появился ряд объектов социального значения. По сведениям Т.А. Мациева, в 1884 году братья Мациевы создали крупную торгово-промышленную фирму. Они построили в городе Грозном магазины, торговые ряды, товарные склады, гостиницы, жилые дома, наладили производство строительных материалов, таких, как кирпич, черепица, лесопиломатериал. Кроме того, накопленный капитал позволил им приобрести в Грозном тысячи десятин земли, где содержался скот, а также выращивались зерновые культуры, в том числе пшеница, кукуруза. Таким образом, эти начинания купцов Мациевых приносили пользу как им самим, так и всему чеченскому обществу, поэтому их вклады следует отнести к указанной группе взносов местных предпринимателей.

 

К названной группе благотворительных инициатив относятся также пожертвования ряда других состоятельных людей. К примеру, в конце XIX века влиятельные лица станицы Грозненской бесплатно выделили свою землю в юго-западном направлении города для строительства здания Грозненского вокзала. Предположительно, в их числе были предприниматели. В начале XX века в г. Грозном в городском саду на средства купца Шабасона был построен иллюзион «Аквариум». В 1911 году владелец лесопильного завода Ф.И. Крыликов осуществил в г. Грозном строительство аэродрома, где при скоплении тысяч зрителей состоялись полеты авиатора Артемия Каплана. В тот же период грозненский купец В.П. Чернявский в центре города Грозного на принадлежавшем ему участке земли разбил для земляков удивительной красоты сад с панорамой горного пейзажа, где выстроил сцену со зрительной площадкой на 400 мест. На этой главной концертной сцене Грозного выступали звезды российской эстрады Вера Холодная, В. Максимов, исполнительница цыганских песен Л. Черная и другие. Уже в советское время садик Чернявского был национализирован и переименован в Сад имени 1 Мая. Впоследствии к ожидаемому приезду знаменитого певца Ф. Шаляпина на средства грозненских промышленников и купцов был построен новый концертный зал, переданный ими в дар горожанам.
В 1904 году в центре города Грозного в помещении, предоставленном Съездом терских нефтепромышленников, была открыта городская библиотека. Фонд ее к 1912 году достиг 12 тыс. экземпляров. Содержание этой общественной библиотеки осуществлялось за счет пожертвований частных лиц. Сведения о ее главном попечителе – Съезде терских нефтепромышленников – служат достаточным основанием для вывода о том, что среди жертвователей были предприниматели. 
В начале XX века известный горский религиозный и общественный деятель, чеченский шейх Дени Арсанов (1851 – 27 декабря 1917 гг.), который к тому же являлся предпринимателем, занимался финансированием строительства мостов и дорог, а также всюду, где бывал, разводил сады. Благотворительность была важной чертой этого влиятельного в Чечне и Ингушетии шейха.
Так, Дени Арсанов возглавил строительство моста недалеко от селения Кень-Юрт, которое было завершено в 1916 году и в народе получило название «Дедин тIай» (великолепный памятник архитектуры). Дени Арсанов определенно был неординарным человеком, обладал мужеством, щедростью, а также дарованиями. В период пребывания в Москве он работал мастером по серебру, следовательно, владел секретами ювелирного искусства.
В 1883 и 1910 гг. весенне-осенние разливы реки Сунжи доставляли немало неприятностей жителям г. Грозного, прежде всего торговцам. Сильный напор воды сносил пешеходные мосты города, к тому же заливал здания магазинов, в результате было уничтожено немалое количество товаров и продуктов. Городские власти не имели средств на укрепление берегов реки, поэтому привлекли к решению данной проблемы торговцев. Когда в 1910 г. бедствие повторилось, под давлением городской думы на средства купцов г. Грозного было осуществлено строительство первых каменных набережных по обе стороны реки Сунжи от ул. Дворянской до Графо-Евдокимовской – впоследствии ул. им. А. Шерипова.
Согласно источникам, причина безденежья городской администрации состояла в ее элементарном бесправии. Миллионные доходы, добываемые промышленниками из нефтеносных площадей, шли Терскому казачьему войску, являвшемуся владельцем земель в окрестности города. Дореволюционный г. Грозный был «беднее всех городов Терской области (Георгиевска, Кизляра, Моздока)». Это суждение подтверждается статистическими данными. Так, в 1895 г. расходная часть бюджета г. Грозного составляла 24 249 руб. 29 коп. Из этой суммы на благоустройство города было выделено всего 2224 руб. 50 коп, на содержание благотворительных и учебных заведений – 2580 руб. 75 коп. Таким образом, на фоне мизерных городских вливаний в благоустройство города пожертвования состоятельных людей Чечни на благотворительные цели выглядят значительными.
Представляет интерес архивный документ начала XX века, который подтверждает стремление состоятельных чеченцев того времени оказывать пользу обществу. Факт, изложенный в нем, также входит в группу пожертвований на развитие социально-культурной сферы. Уникальность этого источника в том, что в нем содержится свидетельство об участии самого русского царя в продвижении благотворительного начинания «почтосодержателя» из Чечни. Из документа явствует, что в 1901 году начальник Владикавказского почтового телеграфного округа обратился к руководству Терского областного правления с ходатайством о предоставлении жителю селения Вашен-Дерой Грозненского округа Уме Килоеву права на приобретение в собственность дома в слободе Шатой с целью размещения в нем почтово-телеграфного отделения (Терское областное правление. Ходатайство Владикавказского почтового телеграфного округа о разрешении Уме Килоеву приобрести дом в слободе Шатой для размещения в нем почтово-телеграфного отделения. 28 октября 1901 г., 16 октября 1903 г. //Архивное управление Правительства ЧР. Коллекция копий документов по истории чеченского народа Госархива Республики Северная Осетия-Алания (1860 – 1916 гг.). Ф.236, оп. 1, д. 139 (л. 36)).
Прошение У. Килоева обусловило переписку между руководителями различных ведомств, как гражданских, так и военных. На наш взгляд, властные структуры царской России посчитали инициативу горского специалиста достаточно важной, о чем свидетельствует послание от 1 июля 1901 года в штаб Кавказского военного округа. Согласно данному документу, Главное управление казачьих войск обратилось к руководству этого штаба – в лице начальника Терской области – с уведомлением о том, что «…государь-император в 1 день того же июля всемилостивейше соизволил на предоставление жителю селения Вашен-Дерой Грозненского округа Ума Килоеву права приобрести в укреплении Шатой в собственность дом под помещение почтовой станции и почтово-телеграфного отделения, но без права жительства в этом доме как самому Килоеву с семейством, так и вообще другим туземцам». По-видимому, на позитивное решение этого вопроса, затрагивавшего интересы населения крепости Шатой, во многом повлияла положительная характеристика, выданная Уме Килоеву начальником Владикавказского почтового телеграфного округа. В своем обращении к руководству Терской области начальник данного округа отмечает, что Килоев является хорошим почтосодержателем, который полезен почтово-телеграфному ведомству как поставщик телеграфных столбов и будет благодарен правительству, сделавшему для него исключение.

 

«Почтовое дело» завершилось заключением контракта между жителем Вашен-Дорой (так в подлиннике, в написании данного населенного пункта имеются разночтения – М.Г.) У. Килоевым на содержание им Шатоевской почтовой станции на срок с 1 января с. года по 1 января 1903 года и, видимо, Владикавказским почтовым телеграфным округом. При этом У. Килоев обязывался кроме содержания станции предоставлять помещение Шатоевскому почтово-телеграфному отделению, для чего им нанимался дом в крепости. 
В исследуемый период существовал запрет со стороны царских властей на проживание чеченцев в г. Грозном и в ряде сельских населенных пунктов Терской области. Имелись и другие ограничения. Исследователь З.Х. Ибрагимова отмечает: «По распоряжению Государственного Совета чеченцам запрещалось селиться в городе Грозном и в слободах – Шатое, Воздвиженской и Ведено, а также приобретать там недвижимое имущество горцам, не состоявшим на государственной службе и находящимся в отставке не в офицерских чинах». По-видимому, именно по указанной причине высшим чинам для продвижения благотворительного начинания почтового деятеля из Чечни пришлось подать апелляцию самому царю. Император России, поддержавший инициативу У. Килоева, тем самым сделал для горца исключение. Впрочем, известно и то, что царские власти лояльно относились к зажиточной верхушке чеченского общества, поэтому в XIX веке богатые чеченцы щедро одарялись наделами земли в центральной части Чечни. «Почтосодержатель» У. Килоев вполне мог быть предпринимателем, возможно, владельцем почтового ведомства в селении Вашен-Дорой. В противном случае вряд ли он имел бы средства для приобретения в частную собственность лишней недвижимости.
По-видимому, Ума Килоев относился к зажиточной части чеченского населения. Это следует из статьи Дж. Акаева «Под двойным гнетом», где автор указывает, что в число состоятельных жителей селения Шатой входили «купцы первой гильдии Килоевы» (Дж. Акаев «Под двойным гнетом», сборник статей «XX лет Чечено-Ингушской АССР», «Чечинггосиздат», г. Грозный, 1939). «В детстве я жил в горах. В Шатое жили только купцы и чиновники. Беднякам-горцам жить тут не разрешалось… Купцы первой гильдии Килоевы, Хубаевы и Узуевы выстроили в Шатое хорошие дома и торговые помещения в самой слободе…» – пишет Дж. Акаев (Указанный сборник статей. С. 31). 
Имущественное положение являлось абсолютной гарантией обеспечения У. Килоеву доверия со стороны дореволюционных российских властей. Полагаем, именно это обстоятельство явилось основной причиной того, что социально значимая инициатива Килоева получила поддержку самого российского императора.

 

 

Итак, в 1901 году состоятельный житель селения Вашен-Дорой Грозненского округа Ума Килоев вызвался на собственные денежные средства обеспечить общение соплеменников из слободы Шатой с внешним миром посредством открытия в данном населенном пункте почтового отделения. Таким образом, намерение У. Килоева предоставить в пользование землякам собственный дом свидетельствует о развитии благотворительности в Чечне в начале XX века.
Следует отметить, что благотворительность в России в целом имеет многовековые традиции. К примеру, еще в середине XVIII века богатые московские торговцы, так называемые гости-сурожане, занялись освоением новой области вложения капиталов – каменным строительством. Первым в перечне торговых людей, участвовавших в каменной застройке Москвы в тот период исследователи называют В.Д. Ермолина (Дмитриева). По данным исследователя В.Б. Перхавко, В.Д. Ермолин являлся человеком ярких дарований, который освоил профессии зодчего и скульптора, а также явился причастным к сохранению рукописи знаменитого тверского купца Афанасия Никитина «Хожение за три моря». Уже в XIX веке известными российскими меценатами становятся Третьяковы, Морозовы, Мамонтовы, Бахрушины, Щукины и другие предприниматели, способствовавшие культурному и духовному возрождению России.

 

 

Благотворительными инициативами также славился один из известных деловых людей конца XIX века, крупный купец из селения Урус-Мартан Сулейман (Сулиман) Бадуев (Басханов) (прибл. 1852 – 1914 гг.). Согласно источникам, этого торговца отличали предприимчивость и энергичность. Так, Сулейман Бадуев и его односельчанин, купец Шугаиб Алиев предприняли попытку пополнить ряды местных нефтепромышленников. В 1897 году эти купцы обратились в Терское Областное Правление с прошением об отводе им десяти десятин земли на территории слободы Воздвиженской, где совместно ими было открыто нефтяное месторождение. Однако их просьба узаконить данный акт не была удовлетворена (Бибулатов В.М. Нефтепромышленники, купцы и предприниматели конца 19-го и начала 20-го веков из среды чеченцев. //Вести республики, №131 (813), 12 июля 2008 г.; Архивное управление Правительства Чеченской Республики, ф.236, оп.1, д. №680).
В конце XIX века предпринимательский интерес охватил практически всю зону Терской области, как горную, так и плоскостную. Исследователь Х.С. Ахмадов отмечает: «Предприниматели были выходцами в основном из плоскостных населенных пунктов, главным образом, из наиболее состоятельных кругов. И пресловутый закон, запрещавший горцам свободно передвигаться, иметь еще в конце XIX века движимое и недвижимое имущество в городах и некоторых слободах Терской области, явно не действовал еще до его отмены в отношении богатых горцев».
Таким образом, инициатива двух купцов из равнинного селения Урус-Мартан вполне вписывается в исторический фон дореволюционной Чечни. Другое дело, что изыскательские работы деловых людей того времени не всегда велись на основе достоверного прогнозирования, поэтому являлись в известной степени рискованным занятием. В результате отдельные предприниматели сказочным образом обогащались, поэтому имели возможность часть капиталов жертвовать на благотворительные цели, иных же постигал экономический крах. 
По сообщению Народного художника ЧР Харона Исаева, настоящая фамилия Сулеймана (Сулимана) Бадуева, двоюродного брата его родного деда, – Басханов. После Октябрьской революции Басхановы, как и многие другие представители имущего класса, были вынуждены изменить свою фамилию вследствие репрессий, чинимых по отношению к ним со стороны советской власти. Таким образом Басхановы стали Бадуевыми (от имени главы семейства Бода-хаджи).

 

 

Х.С.-Х. Исаев (эта фамилия, в свою очередь, произошла от имени его родного деда Исы Басханова) отмечает, что его прямой предок Сулейман Бадуев являлся поставщиком мануфактуры на территорию дореволюционной Чечни.
Очевидно, С. Бадуев посредством приобщения к торгово-промышленному сословию имел намерение увеличить собственный капитал, вследствие этого занялся изысканиями нефтяных месторождений. Между тем, он обладал немалым состоянием, поэтому без дополнительных финансовых средств имел возможность заниматься благотворительностью. Так, уже после Октябрьской революции Сулейман Бадуев оказал деятельное содействие в вызволении из Владикавказской тюрьмы дочери известного религиозного деятеля Чечни Кунта-хаджи, для чего им были выделены немалые денежные средства. Будучи хорошим мусульманином, он предоставлял помощь нуждавшимся посредством «закята». Изложенные факты позволяют сделать вывод о том, что С. Бадуев активно занимался благотворительностью.

 

Отдельную группу пожертвований составляют взносы на образование (светское и конфессиональное) в крае, в чем была острая необходимость. В конце XIX века население Терской области являлось в основном безграмотным. Накануне первой русской революции на 356-тысячное население Чечено-Ингушетии приходилось всего три средних учебных заведения: Грозненское городское ремесленное училище, женское училище и женская гимназия. 
Царские власти не были заинтересованы в просвещении горцев. В результате подобной политики образовательный уровень жителей дореволюционной Чечни был низким. Вследствие этого, для развития образования в Чечне в конце XIX – начале XX века требовалась ощутимая поддержка. Этому, в частности, содействовало появление в 80-х годах XIX века первых общественных просветительских организаций. Так, в 1882 году официально было зарегистрировано «Общество распространения образования и технических сведений среди горцев Терской области», которое ставило одной из задач финансовую поддержку развитию просветительства в крае. Из чеченцев в этом «Обществе» состояли и своими взносами содействовали данному процессу нефтемагнат А.-М. Чермоев, известный просветитель Т. Эльдарханов, Д. Шерипов и другие деятели. Главной задачей Общества являлось содействие развитию школьного образования в горских округах, а также оказание финансовой поддержки лицам, обучавшимся в российских высших учебных заведениях. Так, Общество оказывало материальную помощь известному чеченскому просветителю и общественному деятелю Таштемиру Эльдарханову в издании его трудов, в частности, выпущенного в 1911 году в Тифлисе «Чеченского букваря» на основе русской графики.

 

 

В 1904 году при поддержке крупного чеченского купца Гехи Магомедовича Мациева в городе Грозном было открыто новое учебное заведение. Будучи осведомленным о нуждах горожан в образовательной сфере, Г.М. Мациев предоставил помещения своего трехэтажного особняка общей площадью 2000 кв. м. по 2-й Барятинской улице под реальное училище, которое размещалось в его домовладении до сентября 1912 года. 
По сведениям краеведа А. Ваксмана, обучение было платным: 75 рублей в год с человека. Из вышеизложенного следует, что Геха Мациев сдавал свое домовладение для обучения юных земляков в аренду. Таким образом, именитый грозненский купец проявил себя в данном деле прежде всего как коммерсант, однако был способен получать гораздо большую прибыль, заключив иные, более выгодные, сделки. К примеру, Г. Мациев имел реальную возможность пополнить собственный капитал, предоставив обширную территорию собственной недвижимости под отель, фабрику или магазин. Однако купец учитывал потребности горожан в развитии образования, поэтому действовал не только в собственных интересах, но и на пользу чеченского общества. Исходя из этого, вклад известного купца Гехи Мациева в развитие просветительского движения в Чечне в начале XX века следует рассматривать как факт его участия в попечительстве.

 

 

Г.М. Мациев представлял династию именитых чеченских купцов Мациевых, чья деятельность снискала им добрую славу в народе. Мациевы являлись одними из первых поселенцев крепости Грозная. С преобразованием ее в 1870 году в город представители данного семейства развернули бурную предпринимательскую деятельность, проявляя активность в благотворительной деятельности и попечительстве. 
Особые группы благотворительных вкладов предпринимателей прошлого составляют пожертвования на конфессиональное образование, а также на строительство мечетей и медресе. В Чечне функционировало значительное количество мечетей и мусульманских школ. По разрешению царской администрации, чеченские богачи, в том числе крупные муллы и шейхи, занимались устройством для простых людей арабских школ. К примеру, семья крупного чеченского нефтепромышленника Тапы Чермоева рядом со своим фамильным кладбищем в Ханкальском ущелье «построила мечеть и медресе, где содержала за свой счет преподавателя-муллу». В эту же группу пожертвований следует включить частную инициативу видного шейха Дени Арсанова, который в городе Грозном «при своем доме устроил в специально отведенном для этого помещении низшую арабскую школу для обучения детей Корану и содержал муллу» (Ибрагимова З.Х. Чеченцы в зеркале царской статистики (1860–1900). – М.: Пробел, 2000, 2006. – С. 17).

 

 

Представляет особый интерес тот факт, что в процессе возрождения Чеченской Республики 26 августа 2011 г., в преддверии окончания священного месяца Рамадан, произошло одно из знаменательных событий в жизни республики, свидетельствующее о живой связи времен. При непосредственном руководстве и финансировании Главы ЧР Рамзана Кадырова школа Дени Арсанов (шейха, являвшегося предпринимателем) была восстановлена в новом особняке на прежнем месте. Деятельное участие в возрождении школы-медресе своего именитого предка приняли его правнуки – Ибрагим, Абдул-Кадыр и Абдул-Хамид Арсановы. Весомое участие в этом важном деле принял кадий г. Грозного Бай-Али Тевсиев.
…Во фронтон фасада нового здания Школы Дени Арсанова вставлена столетняя памятная плита из старого здания. На ней – надпись на арабском языке, которая гласит о том, что «эту школу построил Дени из Гални, сын Арса (да простит его Аллах и помилует), во имя Всевышнего и ради его Посланника (мир ему и благословение). Да поможет Всевышний тем, которые применят здесь мастерство и старанье! Да поощрит нас Всевышний в сотворении добрых дел и жизни, которой Всевышний доволен!».

 

 

В настоящее время Школа Дени Арсанова действует под руководством Ибрагима Абдул-Рахмановича Арсанова, правнука шейха Дени Арсанова. В декабре 2011 года в ее стенах начнется обучение 700 учащихся пяти языкам: чеченскому, арабскому, английскому, немецкому и французскому. 
Вышеназванный купец Сулейман Бадуев ориентировочно в 1909–1914 гг. выделил для строительства мечети в родном селении Урус-Мартан больше денежных средств, чем жертвователи всего данного населенного пункта. По сообщению Х.С.-Х. Исаева, в дальнейшем это помещение послужило развитию образования среди населения. После возвращения чеченцев из депортации к одноэтажному зданию данной мечети был пристроен второй этаж, вследствие этого в селении Урус-Мартан появилась средняя школа №1.
По сведениям автора данной статьи, крупный чеченский купец Моца Мациев также отличался щедростью. К примеру, на границе Чечни и Дагестана на свои денежные средства он построил мечеть. Таким образом купец проявил заботу о мусульманах, которые могли оказаться в этой местности. Для своих наследников М. Мациев выстроил в Грозном большой дом со своими инициалами – ММ, для близких, оказавшихся в большой нужде, покупал дома в селении Шали (Гортикова М.М. «Именитые купцы Мациевы и их потомки», журнал «Вайнах», №8, 2011 г.). 
По сообщению директора Департамента социальной сферы и инновационной деятельности Министерства экономического развития и торговли ЧР М.-Х.С. Мустафинова, один из его предков, представитель другой известной династии предпринимателей Чечни, крупный землевладелец Элмарза Мустафинов в конце XIX века вместе со своими родственниками финансировал строительство медресе, а также мечети в родном селении Старая Сунжа. 
По сообщению директора Литературно-мемориального музея А.Ш. Мамакаева (филиала Национального музея ЧР) Э.А. Мамакаева, родной брат его деда Шамсудина, купец Ама Мамакаев в конце XIX века был состоятельным человеком. В его обширном хозяйстве, где имелось немалое количество голов крупного и мелкого скота, сельхозинвентарь, трудились наемные работники. 
Издавна занимавшийся куплей-продажей, Ама Мамакаев являлся владельцем торговых лавок, расположенных в отдельных селах Надтеречного района. Часть доходов Амы шла на пожертвования. По пятницам купец А. Мамакаев выделял продукты для учащихся медресе, а местных религиозных деятелей наделял мануфактурными товарами, пригодными для изготовления национального мужского костюма.
Следует отметить, что такой вид благотворительности, как пожертвования на религиозные нужды, был характерен для пореформенной России в целом. К примеру, в XIX веке были широко распространены вклады енисейских купцов в пользу приходских храмов, в том числе на их строительство. Так, огромные суммы на церковные нужды жертвовали супруги Сидор и Татьяна Щеголевы из Красноярска. По сведениям Е.В. Комлевой, сумма пожертвований Сидора Щеголева – в пользу церкви и города – составляла около 800 тыс. руб. серебром, а вместе с пожертвованиями его супруги – 1 200 000 руб.
Как известно, частная собственность в советской России была объявлена негативным явлением. В связи с этим общей тенденцией отечественной исторической науки являлся критический подход к деятельности состоятельных людей дореволюционного периода как представителей имущего класса. Целый ряд историков, в том числе Л.Н. Колосов, Н.П. Гриценко, А.И. Хасбулатов, Н.И. Штанько внесли весомый вклад в разработку проблемы экономического развития Чечни в пореформенный период. При этом в силу объективных обстоятельств некоторые исследователи игнорировали положительные моменты в деятельности предпринимателей прошлого, в частности, их социальную активность.

 

 

По мнению историографов советской эпохи, буржуазия (прежде всего иностранная, капиталы которой проникали в грозненскую нефтяную промышленность), занималась лишь грабежом народа и извлечением огромной прибыли. Так, Н.П. Гриценко критически описывает деятельность местной буржуазии, в частности, признанного лидера чеченских нефтепромышленников Абдул-Меджида (Тапы) Чермоева (1881– 1936 гг.). Исследователь дает первому чеченскому миллионеру А.-М. Чермоеву весьма нелестную характеристику: «В 1913 году чеченский капиталист, впоследствии один из руководителей терской контрреволюции – Тапа Чермоев, обманным путем заключил арендный договор с сельским обществом селения Алды на 90 десятин нефтяной земли. Арендная плата составила 30 тысяч рублей. Сам же Чермоев 5 десятин из названных 90 отдал в аренду за 250 тысяч рублей. Таким же путем обогащались Лианозовы, Нахимовы и многие другие».
Однако при объективном анализе упомянутой Н.П. Гриценко коммерческой сделки напрашиваются иные выводы. Весьма сомнительно, чтобы столь известный в дореволюционной России человек, как сын именитого царского генерала Орцу Чермоева, бывший сотник личного конвоя российского императора Николая II, будущий выдающийся горский общественный деятель, председатель ЦК Союза объединенных горцев А.-М. Чермоев, умышленно нарушал государственные законы. 
По нашему мнению, Абдул-Меджид Чермоев как грамотный предприниматель проявлял в коммерческих делах элементарную предпринимательскую хватку, что в сфере бизнеса во все времена только приветствуется. Если из 90 десятин нефтяной земли известный предприниматель отдал в аренду только 5 десятин, так это свидетельство его дальновидной коммерческой и хозяйственной политики. Из этого следует, что А.-М. Чермоев обладал умением приращивать свои капиталы посредством умеренных возможностей, кроме того, он явно проводил линию рачительного использования нефтяных запасов, имевшихся на территории Чечни. 
Отметим также, что этот наследник крупных земельных владений, на территории которых были открыты нефтяные месторождения, обладал высоким духовным потенциалом. В частности, основатель фирмы «Алдынская нефть» А.-М. Чермоев проявлял конкретную заботу о населении с. Алды. Так, он принимал участие в движении за признание за жителями чеченского селения Алды права на долю от эксплуатации нефтепромыслов, которые были расположены на сельской земле. Согласно источникам, предпринимательский успех пришел к А.-М. Чермоеву после того, как он взял в аренду нефтеносные участки у селения Алды. При этом он предложил алдынскому обществу 30 тыс. рублей в качестве единовременной выплаты, а также «гарантировал специальным договором передачу четвертой части доходов от добытой на этих участках нефти».

 

 

Среди состоятельных личностей дореволюционной Чечни А.-М. Чермоев выделялся тем, что являлся не только крупным предпринимателем и общественным деятелем, но также весьма щедрым меценатом. 
Скажем, в группу пожертвований на финансирование общественных организаций входят благотворительные инициативы А.-М. Чермоева и его семьи в период избрания его председателем правительства Горской Республики. По сведениям исследователя О.Л. Опрышко (см. его работу «Кавказская конная дивизия. 1914 – 1917: Возвращение из забвения»), состоявшийся в мае 1917 года Съезд объединенных горцев Кавказа был полностью обязан своим созывом А.-М. Чермоеву, взявшему на себя все расходы по устройству съезда, а также по содержанию выделенного им Исполнительного органа Центрального комитета Союза объединенных горцев.

 

 

Кроме того, в число благотворительных начинаний А.-М. Чермоева входят его взносы на развитие средств массовой информации. О.Л. Опрышко приводит информацию от 7 мая в «Терском вестнике» под заголовком «Пожертвования горцев». Газета сообщала о том, что в Комитет свободных горцев поступил ряд пожертвований: Тапа Чермоев – 5000 рублей, им же для издания печатного органа выделено 10 000 рублей, а также супругой Чермоева – 5000 рублей. Уже в 1933 году, в Париже, на средства эмигрировавшего во Францию А.-М. Чермоева был основан журнал «Кавказ». Тапа Чермоев финансировал также журналы: «Вольные горцы» в Праге, «Северный Кавказ» в Варшаве. По сведениям исследователя Т.М. Музаева (см. его работу «Союз горцев. Русская революция и народы Северного Кавказа, 1917 – март 1918 г.»), А.-М. Чермоев принимал участие в общественной жизни горской эмиграции, в финансировании горских эмигрантских организаций и изданий. Супруга Тапы Чермоева, урожденная персидская княжна Хавар-Ханум Чермоева-Ибрагимбекова участвовала в финансировании Союза объединенных горцев и газеты «Горская жизнь».

 

 

В группу пожертвований на финансирование общественных и политических организаций входят также вклады одного из первых чеченских миллионеров, землевладельца, нефтепромышленника и общественного деятеля Ахметхана Эльмурзаева. Так, А. Эльмурзаев принимал участие в финансировании Союза объединенных горцев и Чеченского комитета, а также «финансировал деятельность Чеченского национального совета и проденикинского Совета по очищению Чечни от банд большевиков и Узун-хаджи». 
Сравнительный анализ показывает, что благотворительные инициативы просветительского характера были достаточно широко распространены в дореволюционной России. К примеру, представитель династии известных русских меценатов Морозовых, основатель Никольской мануфактуры Тимофей Савич выделял пожертвования на издательство «Русских ведомостей», а журналы «Голос Москвы», «Русское дело» и «Русское обозрение» издавались в значительной степени на средства представителей третьей ветви этого именитого семейства, Арсения и Давида Ивановичей. По данным исследователя Р.А. Губахановой, газету «Заря Дагестана», которую в 1913–14 гг. в Петербурге издавал С. Габиев, финансировала целая группа казикумухских купцов (Губаханова Р.А. Предпринимательство в Дагестане (1860–1917): Торговый капитал. – Махачкала, 2006. – C. 132).
Особую группу пожертвований составляют взносы в пользу больных и неимущих. По сведениям уроженца с. Махкеты А.-В. Эльсахаджиева, его прадед, горский купец из чеченского селения Махкеты Веденского округа Джабраил Эльсахаджиев в начале XX века являлся наиболее состоятельным предпринимателем в пределах окрестных аулов. В старинном селении Махкеты он имел самый большой дом и собственные магазины. Несмотря на крутые и опасные горные дороги, этот купец доставлял в свой край товары, в том числе широкий ассортимент тканей из Петербурга, Москвы, Самары и других российских городов.
Джабраил Эльсахаджиев отличался милосердием. К примеру, этот купец нередко бесплатно выделял часть товара больным и малоимущим людям. Представляет интерес тот факт, что Эльсахаджиевы как представители имущего сословия были репрессированы и высланы в Казахстан еще до депортации чеченского народа. Одним из первых действий Д. Эльсахаджиева после высылки было сожжение массивной тетради с записями о должниках.

 

 

По сведениям С.З. Мирзоевой, ее прадед, крупный грозненский купец Абубакар Мирзоев вместе со своими братьями каждую пятницу (важный день для мусульман) устраивал благотворительные обеды для неимущих в городской столовой для бедных, предоставлял свой кров всем своим близким. Некоторое время в одном из домов А. Мирзоева скрывался от царской охранки знаменитый абрек Зелимхан Харачоевский. При этом хозяин делал вид, что ничего не знает о своем госте, а тот был абсолютно уверен, что Мирзоев не выдаст его властям. 
По сообщению Т.А. Мациева, его дед, купец Г.М. Мациев, оказывал солидную материальную помощь неимущим, к примеру, выделял скот землякам, оказавшимся в большой нужде.
Шейх Дени Арсанов до событий 1917 г. (и своей гибели во время мирных переговоров в станице Грозненской в том же 1917 году) продолжал участвовать в общественной благотворительности, в том числе раздавал милостыню, выступал в роли миротворца.

 

 

По сообщению Т.М. Музаева, оказавшийся в эмиграции лидер национальной буржуазии Северного Кавказа А.-М. Чермоев оказывал материальную помощь абсолютно всем нуждавшимся, в том числе горским эмигрантам, однополчанам по царскому конвою и «Дикой дивизии», знакомым по Петербургу, Грозному, Владикавказу, Тифлису. Представляет особый интерес факт о пожертвованиях первого чеченского миллионера А.-М. Чермоева в пользу находившейся в эмиграции вдовствующей российской императрицы Марии Федоровны, матери Николая II. Бывшая императрица бедствовала за рубежом. Узнав об этом, А.-М. Чермоев послал ей крупную сумму денег из своих «тающих миллионов» и впоследствии продолжал оказывать ей существенную финансовую помощь. По сведениям Т.М. Музаева, «эти перечисления стали регулярными, о чем свидетельствует благодарственное письмо, которое императрица направила верному офицеру. Пансион английского короля и пожертвования Тапы позволили Марии Федоровне относительно безбедно жить в Дании» (Газ. «Объединенная газета», 23 августа, 2005).

 

 

Актуальным представляется вопрос о соотношении размеров капиталов предпринимателей и выделяемых ими пожертвованиях. Мы не располагаем достаточным объемом сведений для того, чтобы сделать выводы относительно всего чеченского предпринимательства, однако можно утверждать, что фамилии наиболее состоятельных местных промышленников и купцов (Абдул-Меджида Чермоева, Дени Арсанова, Абубакара Мирзоева, Гехи Мациева и др.) встречаются в списках жертвователей чаще остальных, а их разовые пожертвования нередко являлись солидной долей от имеющегося у них капитала. 
Таким образом, благотворительность можно считать характерной чертой чеченского предпринимательства в целом, так как пожертвования делались многими промышленниками и купцами. При этом, если в течение первой половины XIX века предпринимателей, отдавших значительные капиталы на благотворительные нужды, было не так много, то с ростом экономического развития в регионе в конце XIX – начале XX вв. появилась тенденция к увеличению числа жертвователей.
Произошедшие на рубеже XIX и XX веков значительные социально-экономические изменения в жизни Чечни, как и всего региона, вызвали в области благотворительности следующие тенденции: во-первых, увеличение числа крупных пожертвований и, во-вторых, рост числа сфер приложения жертвуемых капиталов. Увеличилось число пожертвований на науку, образование, искусство. Это было связано с появлением в этот период достаточно богатых нефтепромышленников и купцов, расширением образовательных, культурных потребностей и запросов местного населения, появлением ряда различных учреждений, общественных и политических организаций, а также печатных изданий, нуждавшихся в материальной поддержке.


Малика Гортикова, Журнал Вайнах, №12, 2011.

 

Мы в контакте

Подписаться

Вы можете подписаться на обновления сайта. Для этого введите Ваш электронный адрес:

 

Напишите нам






Кто на сайте

Сейчас 179 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Вход на сайт

На сайте нет регистрации пользователей. Все разделы сайта доступны без регистрации

Статистика


Рейтинг@Mail.ru


Баннер

Разместите у себя на сайте наш баннер

История, обычаи и традиции чеченского народа

Реклама на нашем сайте