noh cherkeskaПримеры проявления Нохчалла.

Рассказы из жизни, присланные посетителями нашего сайта.

ishkola 1Онлайн уроки по чеченскому языку

С квалифицированным репетитором

Доного Хаджи Мурад - Чеченская литература

Хаджи Мурад, умер отчаянным храбрецом...

О знаменитом шамилевском наибе написано очень много и при жизни, и после его трагической гибели. Впервые я открыл для себя Хаджи Мурада, прочитав одноименную повесть Л. Толстого. Уверен, такое открытие сделали для себя многие. Есть в повести некоторые неточности, которые, без сомнения, были бы устранены писателем, успей он при жизни издать повесть в окончательной редакции.


Кто же он, Хаджи Мурад? Храбрец с большими амбициями, упрямый горец, не всегда соглашавшийся с мнением имама Шамиля (хотя сам прекрасно понимал, что до Шамиля ему далеко), или предатель, изменивший делу борьбы? Не скрою, я придерживался последнего мнения. Но со временем, анализируя многие исторические факты, исследуя источники и архивные документы, отказался от него. Вот ведь как получается: мы все в плену толстовского "Хаджи Мурата", а это - художественное произведение.

Участник убийства второго имама, Гамзат Бека, Хаджи Мурат потом глубоко раскаивался в совершенном поступке, приходил на могилу убитого имама в Хунзахе и подолгу сидел рядом. Он был глубоко религиозным человеком и принимал активное участие в боевых действиях священной войны. И уж очень странно выглядит переход к иноверцам - оставив свою семью в горах, да еще предлагая царскому командованию услуги по борьбе с Шамилем. Та опала, в которой находился Хаджи Мурад, вряд ли была смертельной. В таком положении в разные времена находились известные люди в горах, попавшие под гнев имама. Достаточно назвать такие имена, как Кебед Мухаммад из Телетля, Галбац Дибир из Карата. Впав в немилость к Шамилю, они отошли от борьбы и жили в своих родных аулах. Хаджи Мурад же бежит к русским. Странно. Многие, однако, могут возразить и привести свои доводы и размышления.

"Смерть Хаджи Мурада, - писал царский офицер А. Зиссерман, прослуживший на Кавказе более 20 лет, - оставила навсегда неразгаданным невольный вопрос: было ли его бегство к нам и обратно хитро продуманною, с ведома Шамиля, комбинациею, ради осмотра со всех сторон местных условий, обороны, расположения войск, настроения покорного населения и т. п., в видах действий против нас; было ли это его единичною затеею, чтобы таким рискованным шагом смирить гнев имама и вновь войти в милость, получить прежнее значение в горах и проч., или же бежал он, искренно решившись перейти на нашу сторону и мстить своему оскорбителю, действуя с русскими войсками и обнаруживая слабые стороны нашего противника, употребляя свои связи в горах на пользу нам".

Бегство Хаджи Мурада к русским (или показное бегство), наверное, одна из самых загадочных историй в Кавказской войне.

Хаджи Мурад прибыл в Тифлис 8 декабря 1851 г. На следующий день он встретился с наместником на Кавказе князем М. С. Воронцовым. Вряд ли князь поверил объяснениям наиба. Во всяком случае через лазутчиков к нему вскоре стала поступать информация: в каком ауле побывал Хаджи Мурад перед бегством, с кем встречался по дороге, с кем общался. Царская разведка работала неплохо.

30 января 1852 г. известный русский художник князь Г. Гагарин, состоявший при штабе наместника, зарисовал наиба за игрой в шахматы. Это единственное правдивое изображение с натуры Хаджи Мурада в большой иконографии знаменитого горца.

Голову Хаджи Мурада рисовал еще один художник, Корродини, но уже снятую с плеч. В письме от 1 мая 1852 г. князю А. Чернышеву Воронцов писал: "...Голову прислали из Закатал, она прибыла, как мне говорили, в отличном виде и находится в госпитале. Любопытство видеть ее общее... Этот человек - ужас стольких людей и провинций - действительно умер..."

Прочитав донесение князя Воронцова о гибели Хаджи Мурада, Николай I написал резолюцию: "Хорошо, что так кончилось. Вот новое доказательство, как следует доверять этим коварным разбойникам!".

Мнение императора весомо, но император был далеко от кавказского театра действий и далек от переживаний. Мнение же его подчиненных, служивших многие годы на Кавказе, было несколько иным.

"...Хаджи Мурад был одним из гениальнейших, конечно, в своем роде, самородков. Сказать, что это был храбрец и удалец из самых храбрейших и удалых горцев, - значит еще ничего не сказать для его характеристики: бесстрашие Хаджи Мурада было поразительно даже на Кавказе... Он был необыкновенный вождь кавалерии, находчивый, предупредительный, решительный в атаке, неуловимый в отступлении... Бывали моменты, когда этот витязь держал как на сковороде столь умных полководцев, какими были князь Аргутинский-Долгоруков и князь М. С. Воронцов... Перенеси этого гениального дикаря, каков он был - в армию французов, либо еще лучше - в армию Мольтке, в какую хотите европейскую армию, всюду Хаджи Мурад явился бы лихим командиром кавалерии..." (Из записок А. Зиссермана. 1881 г.).

"...Хаджи Мурад, действительно, был замечательный человек, смелости, можно сказать, безумной, не знающий страха, вместе с тем имевший много природной хитрости, совершенное знание Дагестана... Этот неустрашимый человек был обоюдоострой шпагой, которая могла бы сделаться затруднительною для нас... Хаджи Мурад умер отчаянным храбрецом, каковым и жил; оставив своих лошадей, он спрятался в какую-то яму, которую укреплял с товарищами, копая землю руками, он отвечал ругательствами на предложение сдаться; на его глазах умерли двое его товарищей, и он сам, раненный четырьмя пулями, слабый и истекающий кровью, в отчаянии бросился на атакующих, и тут-то его покончили!". (Из записок князя М. С. Воронцова, 1852 г.).

Это случилось 23 апреля 1852 г. Обезглавленное тело похоронили на месте трагедии, а череп наиба долгие годы пролежал в фондах Военно-медицинской академии в Санкт-Петербурге, а затем печальный экспонат под N119 передали в Музей антропологии и этнографии Академии наук, где он находится по сей день.

Общественностью Дагестана не раз предпринимались попытки поднять вопрос о возвращении "экспоната N119" на родину для захоронения. Голова Хаджи Мурада, которую сам наиб в свое время сравнил с тыквой и далеко не пустой, должна быть предана земле. Об этом говорит даже неграмотная Марья Дмитриевна, одна из героинь толстовского "Хаджи Мурата", которая воскликнула, увидев отрубленную голову наиба: "Мертвое тело земле предать надо, а они зубоскалят. Живорезы, право".


Доного Хаджи Мурад,
кандидат педагогических наук, доцент ДГУ

Мы в контакте

Подписаться

Вы можете подписаться на обновления сайта. Для этого введите Ваш электронный адрес:

 

Напишите нам






Кто на сайте

Сейчас 154 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Вход на сайт

На сайте нет регистрации пользователей. Все разделы сайта доступны без регистрации

Статистика


Рейтинг@Mail.ru


Баннер

Разместите у себя на сайте наш баннер

История, обычаи и традиции чеченского народа

Реклама на нашем сайте