noh cherkeskaПримеры проявления Нохчалла.

Рассказы из жизни, присланные посетителями нашего сайта.

ishkola 1Онлайн уроки по чеченскому языку

С квалифицированным репетитором

Саид-Хамзат Нунуев

Слушать совесть, чтоб услышать Бога. Беседа шестая

Х. Бурчаев: Вернемся к понятию «нохчалла». Оно может быть духовным стимулом и для других народов? Ведь Ноха (Ной), с которым Вы связываете понятие нохчалла, легендарный отец всех народов земли?

С-Х. Нунуев: Думаю, что да. Прежде всего, нохчалла – это зов крови. Нохчалла – тарикат, который в крови, генетически закрепленный. А почему мы, нахи, сами об этом забыли?

Амнезия – термин медицинский. Амнезия – потеря памяти, явление ненормальное. Источник амнезии – чаще всего сильный стресс, приводящий к функциональным, а то и патологическим изменениям в организме.

Стрессы могут быть как моментальными, так и хроническими, частыми, долгими по историческим меркам.

Жизнь малых народов в большом мире в окружении недобрых соседей, чаще всего диких кочевников, всегда была стрессом. Ведь основной заботой и тревогой народов были не непогоды, неурожаи или иные стихийные бедствия, а реальная угроза смерти, бесчестия, позора.

Нахи в последние тысячелетия и века выживали как осколок былой великой цивилизации, как носители генетической информации о былой славной эпохе Храмов.

Генетическая память в нахах всегда кричала о своих божественных пророческих истоках,  и безграмотные нахи   просто не понимали язык этого генетического голоса, пока ученые со всего мира не стали говорить о таинственном народе утра человечества – народе восхода – хуриях (хурритах) генетическими, историческими, духовными потомками которых являются нахские народы. И тогда начала проясняться заря того самого утра.

Наиболее прозорливые увидели в этой заре утро нового человечества новой эпохи – эпохи глобальной рыночной контрцивилизации, эпохи глобального общечеловеческого духовного кризиса.

И вспомнили, что у этого утра всегда было свое почти забытое название, истоки которого ведут к самому первому легендарному послепотопному пророку человечества - к Нохе (Ною) и что сохранилось оно в памяти маленького непокоренного народа. И что название это – НОХЧАЛЛА!

Интерес к нохчалла растет пропорционально тому, как все мировые религии продажными священнослужителями превращаются  в формализм, в догму, в обрядоверие, в суеверие, в свою прямую противоположность. Если обряд всегда – это внешняя, показная, лицемерная форма формализованной веры, то нохчалла - это вера, тарикат в крови, тарикат в душе и сердце человека, таинственная индивидуальная реальная связь каждого со своим Творцом на самом чудесном языке во Вселенной – на языке совести.

Носители нохчалла отторгают в душе все, что неугодно Всевышнему Аллаху. Если обладатель нохчалла и допускает какое-то малодушие, оплошность, преступление, то это ложится тяжким грузом на его душу и сердце. Существует понятие дагахьбаллам (от дог – сердце и бала – горе, горе сердца). Горе сердца не позволяет истинному вайнаху жить как ни в чем не бывало после допущенного. Горе сердца будет его угнетать до тех пор, пока он не найдет возможность облегчить свою душу и сердце, исправив по мере возможностей допущенное. Дагахьбаллам – это внутренний прокурор, если совесть, как известно, внутренний судья.

Чужой разум нас пытается убедить, что «Цель оправдывает средства». Что «политика – грязное дело» и с этим ничего не поделаешь. Что совесть – это болезнь, трусость. Что формула успеха в решительности, в умении не оглядываться назад. Что «тот, кто не рискует - не пьет шампанское». Все эти и сотни других установок все больше становится нормой нашей повседневной жизни и нас действительно все больше не мучают ни совесть, ни дагахьбаллам.

 

Х. Бурчаев: О нохчалла Вами достаточно хорошо и много сказано. А что в таком случае антинохчалла?

С-Х. Нунуев: Громадные средства расходуются членами общества на желания демонстрировать свои преимущества состоятельностью, роскошью. К примеру, человеку, его семье оптимально достаточно иметь добротный дом, хорошую, надежную автомашину, практичную мебель и так далее. То есть, все, что улучшает быт, облегчает повседневную жизнь. Но, как правило, велико желание превзойти близких громадным особняком, редкой моделью дорогущей автомашины, сверх шикарной мебелью…  Нужны ли человеку эти сверхдорогие, роскошные вещи, особенно, если живет он в обществе остро нуждающихся, обремененных постоянной безработицей, неустроенностью?

Есть государства, где демонстрация своих богатств считается плохим тоном, безнравственностью, невоспитанностью. К таковым относятся, к примеру, Норвегия и другие скандинавские страны. Но в современной Чечне все обстоит наоборот. Желание демонстрировать свою роскошь здесь распространяется как эпидемия. Вещизм и связанную с ним бездуховность здесь выставляется напоказ с особым рвением. Причем, обществом не осуждается, если даже свои превосходства роскошью демонстрирует чиновник – взяточник, вор, проходимец, крадущий у этого же общества! К примеру, откуда громадное состояние у чиновника из министерства здравоохранения или из министерства труда и занятости, если не украдено у того же общества? «Сумел украсть и не залететь – значит, молодец». А если вор еще хадж в Мекку совершил – так это – подлинный святой... Такое отношение к ворам и проходимцам у нас прочно закрепилось. Это губит общественную мораль, вселяет чувства обреченности по поводу элементарной справедливости, чести, достоинства, совести. Все наши религиозные догмы и процедуры в контексте такой реальности превращаются в сплошное лицемерие. И никто открыто такое уродство не осуждает, даже наши уважаемые священнослужители.

Госслужащие – слуги народа. Их долг – служить интересам людей. Таков их статус, их долг. За это им  установлены высокие зарплаты, им даются социальные гарантии, в частности, высокие пенсии, равные нескольким зарплатам учителей и врачей. Но много ли у нас, в мусульманском обществе, чиновников - мусульман, отказывающихся от взяток и поборов?

Чиновники смертельно обидятся, если им скажут, что они – плохие мусульмане, что в них погас генетический зов предков – нохчалла. Но ведь от фактов не уйдешь и рано или поздно общество вынуждено будет начать дискуссию по этой жизненно важной проблеме. Ведь все наши мовлиды и намазы  среди ворованной роскоши – на самом деле вопиющее лицемерие перед Всевышним Аллахом, свят Он и велик. И обиднее всего то, что такими же лицемерами мы воспитываем свое подрастающее поколение.

 

Многие скажут, что начало таких пороков в Москве, что именно федеральный центр  научил нас  припискам, откатам, коррупции еще с коммунистических времен. С этим не поспоришь. Наша большая двуглавая империя долго еще будет раздираема многими силами и интересами. Это – бремя искусственно, насильно  собранных держав и вряд ли нам, чеченцам удастся решать ее вековые проблемы, которые она сама себе создала. Наша задача – жить в ней, коль иначе нельзя, не забывая об особенностях своей души, характера, что определяется словом «менталитет».

Не верю, что вещизм, алчность, стяжательство, желание превосходить своих братьев и сестер роскошью в нас заложено изначально и что именно это приносит нашим душам умиротворение и счастье. Надо элементарно становиться порядочными людьми, прежде чем заявлять о себе как о мусульманах. И надо вспомнить в себе нохчалла, когда нам хочется унизить своих братьев и сестер своим превосходством роскошью.

 

Х. Бурчаев: В разные исторические времена разные народные заступники были востребованы. Их называли словом къонах. Какие къонах на Ваш взгляд востребованы сегодня?

С-Х. Нунуев: Вы правы. В прежние времена вечного противостояния с кочевниками – завоевателями и феодалами – притеснителями это, очевидно, мужественный воин-заступник, благородный рыцарь. Но в наше изменившееся время этих качеств явно недостаточно. В наше время больше востребован честный и порядочный чиновник, добросовестно выполняющий свои обязанности. Он - къонах, потому что таковым быть весьма не просто, оставаясь звеном поголовно коррумпированной сети.

Настоящий къонах – тот, кто на самом деле посвящает свою жизнь служении народу. Тот, кто постоянно озабочен ростом экономики, науки, культуры, всего того, без чего не может обходиться народ, без чего он будет отставать, собирать различные криминальные болезни, духовно деградировать.

Къонах, служа народу, никогда не ставит цель выделяться, пиарить себя, как сейчас говорят, не гонится за наградами и поощрениями, и это – важнейший определитель качества къонах, свидетельство того, что он живет согласно древнейшему генетическому коду нахов – Нохчалла.

Одним словом, къонах – тот, кто тихо, молча, на самом деле посвящает свою жизнь служении народу и только это считает целью и смыслом своей жизни.

 

Х. Бурчае: Ты, как известно, работал в одно время советником Главы Администрации республики Ахмат_- Хаджи Кадырова. Что ты можешь вспомнить об этом?

С-Х. Нунуев: Об этом я однажды писал в своей газетной публикации «Глава мятежной территории». Могу повторить.

Назначение Ахмат – Хаджи Кадырова Главой Администрации Чеченской Республики некоторые в то время  воспринимали как щедрый дар Кремля религиозному лидеру, как попытку использовать религиозный фактор в политическом влиянии на чеченское общество. Но мало кто понимал, или не принимал всерьез, что Чеченской Республики после подписания с ней Хасав – Юртовского соглашения как с государством Ичкерия в качестве полноправного субъекта Российской Федерации просто не существовало. Непризнанная никем в мире Ичкерия по всем международным нормам, тем более в политическом плане, определялась как мятежная территория, на которой власть любой гражданской  администрации по определению была либо минимальной, либо ее не было вовсе. По сути дела, Ахмат – Хаджи был назначен Главой Администрации де-факто и де-юре несуществующей республики. Но в случае провала очередной антитеррористической операции основная ответственность перед своим народом, международной общественностью и историей ложилась на него.   Ахмат – Хаджи  скоро начал это понимать.

Такая неопределенная ситуация вполне устраивала военных, особенно тех, кто жаждал реванша за недавнее унижение Хасав – Юртовским соглашением.  Ахмат – Хаджи был брошен в пекло между многих недобрых стихий – с одной стороны, он был не нужен наиболее радикально настроенным военным типа Шаманова, Буданова, Ульмана. С другой стороны, его люто ненавидели вчерашние «свои». Кроме того, с неодобрением, мягко говоря, встретила это назначение вчерашняя партийно-хозяйственная номенклатура,  бежавшая из Грозного в августе 1996-го, поддерживающая жесткую политику Москвы по отношению к сепаратистам, но уже который раз не оправдавшая ее надежды.

 

Вторая военная кампания набирала свои смертоносные обороты. Людей убивали сотнями и тысячами, не особенно разбираясь, где боевики, а где мирные. «Чеченцы только силу уважают!», «Хороший чеченец – мертвый чеченец!» - просачивались в прессе высказывания отдельных военных. Начали обнаруживаться места массовых захоронений трупов со следами насильственной смерти.

В это тревожное время кто-то мне позвонил домой на квартиру и сказал, что собираемся завтра  у Руслана Хасбулатова.

Собралось нас не менее 20 человек. Всех волновал процесс откровенного народоубийства, выражаясь определением нашего именитого земляка Абдурахмана Авторханова. Кое-кого больше волновало, почему Кремль назначил духовника, «муллу», когда других академиков и генералов среди чеченцев полно. Предлагали высказаться по этому поводу.

Не помню, кто о чем тогда говорил, потому что разговоров и раньше и позже было бесконечное множество. Помню лишь, что я спросил у присутствующих: «Скажите, кто из чеченцев может срочно провести встречу с Путиным и объяснить ему, что не все чеченцы – сепаратисты, бандиты и террористы; что неоправданная жестокость только усиливает отток молодежи на сторону боевиков;  что только мобилизовав самих чеченцев можно  окончательно установить мир и спокойствие в республике; что больше надо доверять самому народу, а не считать его народом – преступником?!» Все молчали. Тогда я сам ответил на свой вопрос: «Такой человек, которого срочно примет Путин – только один и зовут его Ахмат – Хаджи Кадыров!»

Все задумчиво молчали. А я знал из прессы, что Кадыров в Москве и поселился в Президент – отеле. Я тогда предложил всем сейчас же отправиться в Президент – отель, или определить состав делегации для такой беседы. Мое предложение в тот вечер не было принято, видимо, сочли его слишком наивным.  Но кто – то  сообщил обо всем Ахмат – Хаджи и он через несколько дней или неделю пригласил меня в свой номер в Президент –Отеле.

Встречал меня в тот раз и позже Руслан Алханов, нынешний Министр МВД по Чечне, человек исключительно преданный и скромный. Но меня больше поразил, разумеется, сам Ахмат – Хаджи своей простотой и искренностью. Раньше близко я его не знал,  считал всех служителей культа людьми замкнутыми, набожными догматиками. А он располагал к себе с первой же минуты. Наводил сразу же впечатление человека сильного, волевого, мужественного, хотя время было более чем сложное, особенно для него.

Злость и жестокость отдельных федералов в начале второй военной кампании были безмерными. Информационные агентства с удовольствием демонстрировали сотни трупов убитых чеченцев под Рошничу, расстрелянных в Алдах, в других местах на западе Чечни, где совершали свои «подвиги» будановы и шамановы. Нетрудно было догадываться, как чувствует себя в это время Ахмат-Хаджи, названный Главой Республики. Народу ведь не объяснишь, что у него нет власти над этими людьми. Нет даже самой республики, а есть мятежная территория, на которой Россия имеет все права и даже обязанности восстановить законность и порядок! Тем более, что именно из этой мятежной территории совершена откровенная агрессия против России, против ее полноправного субъекта – Дагестана!

Положение Ахмат-Хаджи в начальный период назначения было на самом деле критическим и далеко не каждый его выдержал бы.  А зачистки продолжались. Достоянием мировой общественности становились новые зверства воюющих со всех сторон. Федералы не особенно разбирались, где боевики, а где мирные, а боевики НВФ, как их называли, жестоко расправлялись со всеми «предателями», особенно со священнослужителями и главами местных администраций. Сам Ахмат – Хаджи уже испытал несколько покушений…

В тот вечер Ахмат-Хаджи говорил, что в такое время каждый чеченец должен делать для своей родины все, что может, ибо если не остановить насилие сейчас, позже это будет еще труднее, ситуация может переброситься на территории соседних республик. Его очень волновало, что не на всех военных он может повлиять, а в Москве у них позиции сильные и им удается оправдываться за свои жестокости. Ахмат – Хаджи сильно рассчитывал на чеченскую интеллигенцию, на то, что она рано или поздно активно включится в процесс мирного урегулирования. Но больше всего его волновали тысячи молодых людей, которых различными обманными путями и способами удалось вовлечь в число так называемых боевиков. Спасение их жизней он считал своим первейшим долгом перед их родителями, перед народом и Богом.

Сегодня не многие исследователи обращают внимание на тот факт, что в критических условиях тех лет на «мятежной территории» не было  влиятельной силы, на которую мог бы уверенно опереться Глава. Его вчерашние единомышленники – священнослужители, часть которых по-прежнему симпатизирует противной стороне, а часть притаилась в ожидании лучших времен.

Бывшая партийно – хозяйственная бюрократия – либо отсиживалась в Москве, либо еще дальше уехала и не особенно переживала, чтобы у Кадырова все получилось хорошо. Московская чеченская интеллигенция и бизнес – элита тоже не торопились поддержать «временную фигуру» Кремля, и их в этом трудно было упрекнуть, потому что они – свидетели бесконечных рокировок Кремля в Ельцинско – Березовскую эпоху.

Словом, Ахмат – Хаджи долго еще оставался одиноким, и спас себя он сам. Спас самым благородным образом, спасая вместе с собой тысячи молодых жизней, не по своей вине оказавшихся на стороне интервентов. Чем больше людей спасали Ахмат – Хаджи Кадыров и его сын Рамзан, тем больше наращивалась их сила, поднимался их авторитет и признание как людей, на самом деле способных навести порядок на всей «мятежной территории». Эти люди и стали надежной опорой и надеждой Кадыровых.

Слово «интервенты» мною  употреблено не случайно. Ахмат-Хаджи был уверен, что на территорию Северного Кавказа, в частности, Чечни совершена откровенная и циничная интервенция под религиозным прикрытием. И стоят за этой интервенцией не какие-то мусульманские страны, а силы, с которыми связан, в частности, Березовский и подобные ему. Что главная задача – хорошо объяснить это народу и провести общенациональный референдум, благодаря которому можно вернуть себе статус полноправного субъекта Российской Федерации, и тогда все военные вынуждены будут вести себя иначе!

Но не все в Москве верили в возможность удачного исхода референдума. А люди, названные Президентом Путиным во время трагедии в Беслане «пятой колонной», вообще бросились в истерику, что, мол, невозможны никакие референдумы и выборы, пока не закончатся боевые действия… По сути, предлагали замкнутый круг, или новые спирали смерти… Но все это было чуть позже. А в тот вечер Ахмат – Хаджи меня спросил, чем я в Москве занимаюсь и чем мог бы помочь своей малой родине?

В то время я возглавлял Чеченский Центр культуры мира и ненасилия, созданный под эгидой ЮНЕСКО. Я обещал Ахмат – Хаджи, что смогу провести в Гудермесе мирную конференцию с участием высоких московских чиновников. Ахмат – Хаджи эту идею одобрил, ибо  искал любые пути и способы гражданского воздействия на военных, на то, чтобы влияние и власть как можно быстрее переходили в руки самих чеченцев.

Он верил в свой народ, как бы пафосно это не звучало, и был уверен, что только сами чеченцы способны навести окончательный порядок в своем доме. Еще я узнал, что Ахмат – Хаджи не испытывает ненависти ни к кому, даже к Масхадову и его ближайшему окружению и очень рассчитывает, что они вскоре под влиянием обстоятельств  изменят свои политические взгляды. Но он был непримирим и беспощаден к тем интервентам, называющим себя чистыми мусульманами, а на самом деле вольно или невольно работающими на Запад, на тех, кто не собирается успокаиваться до тех пор, пока Ислам остается в мире влиятельной силой.

Конференция была назначена на 6-7 января 2001 го года. Называлась она «От войн и конфликтов к созиданию и культуре мира». В Гудермес со мной прилетели Вице - президент Российской Академии наук, Председатель Российской Комиссии по делам ЮНЕСКО, академик Фортов Владимир Евгеньевич, руководитель Всемирной  программы культуры мира в России, бывший советник Министра иностранных дел РФ Сахаров Валерий Викторович. В Чечне к нам присоединились президент Чеченской Академии наук Ибрагимов Хамзат Исмаилович, министр культуры Осмаев Мовла, другие официальные лица и ученые, главы Администраций районов. Конференция проходила в актовом зале городской школы.

Присутствовало много военных вместе с генералом Бабичевым.

Ахмат-Хаджи, как я убедился, в очередной раз пытался повлиять на военных, чтобы они поняли – чеченцы – такой же цивилизованный народ, который весьма отзывчив на мирные инициативы! Надо больше доверять гражданским, не пытаясь все решать силой оружия. В своем выступлении Кадыров  подчеркивал, что чеченцы не хотят этой войны ни в какой форме, они от нее устали. Не хотят ее и русские, которые не видят в чеченцах своих врагов. Есть провокаторы, которые отрабатывают деньги, которыми их снабжают те, кто хотят нашими руками ослабить и развалить многонациональную Россию. Свои семьи эти «вожди народа», - говорил Ахмат-Хаджи, -  увезли за границу, а на гибель невинных людей им наплевать! Народ это уже понял и никто их не поддерживает. Поэтому я призываю военных смягчить свое отношение к населению, прекратить неоправданные зачистки.

На нас, - говорил Ахмат-Хаджи, большой грех, большая ответственность от того, что у нас много незанятой безработной молодежи, предоставленной самой себе и поэтому ее легко обманывать, заманивать в боевики, в НВФ. Поэтому наша главная задача – вывести их из леса, дать возможность вернуться к мирной жизни. Я абсолютно уверен, - говорил Ахмат-Хаджи, - что с этими людьми можно договориться и они станут настоящими патриотами Чечни и всей России!

 

После завершения конференции Ахмат-Хаджи пригласил меня в свой кабинет. Мы оба прекрасно понимали, что такими одиночными мероприятиями весь груз накопившихся проблем не разгрести, что нужна постоянная кропотливая работа очень многих людей, прежде всего самих чеченцев.

Ахмат-Хаджи прямо об этом не говорил (его скромность граничила со стеснительностью, несмотря на свой грозный вид, пугающий врагов, он был, на мой взгляд,  человеком весьма отзывчивой, тонкой души) но мне показалось, что он недоволен московскими чеченцами. Он спросил, неужели там не видят, что  если и на  этот раз мы не покончим с войной, мы растеряем свой народ! Для нас  и скотские вагоны не понадобятся, как в 1944 году, мы сами себя выселяем! Толковых людей в республике почти не осталось… Вы бы хоть там, сказал Ахмат – Хаджи, что-то делали, чтобы остановить всю эту грязь, которую льют на наш народ все кому не лень! Спросил, вы можете там проводить хотя бы такую работу, чтобы чеченцев не представляли перед российской и мировой общественностью в искаженном виде, перестали создавать нам образ поголовных бандитов и террористов? Ведь административными мерами, даже из Кремля, это не остановить, ибо в стране объявлено о широкой демократии…  Здесь нужны меры иного характера!

Я обещал подготовить и провести в Москве ряд мероприятий, в том числе Фестиваль чеченской культуры, открытие которого лучше сделать в Кремлевском Дворце съездов. Ахмат-Хаджи такая идею снова поддержал, особенно, когда я сказал, что пригласим на мероприятие высшее руководство страны, а также работников посольств ведущих стран мира и всех известных журналистов.

Большой чеченский Фестиваль решено было провести   в  ноябре 2002-го года с приглашением многих почетных гостей, включая Президента Путина и Главу мэрии Москвы Лужкова. Но у команды Березовского и подобных ему провокаторов, оказывается, были другие планы на другие «фестивали»…

Словно гром среди ясного неба по всем каналам телевидения пронеслась информация: чеченские террористы захватили здание театра, где проходил мюзикл «Норд-Ост»…

Сотни заложников и безжизненные лица смертников, обвесивших себя взрывчаткой, готовых в любое время в дикой ненависти превратить себя и всех невинных заложников в куски мяса… Телеканалы в диком восторге: смотрите, вот оно – подлинное лицо чеченцев, мусульман, дикарей, которых никак и никогда не перевоспитает человеческая цивилизация! Всех их, начиная с Палестины, Афганистана, Ирака и Ирана надо физически уничтожать, иначе все – напрасно!

 

Фестиваль пришлось отложить, но он прошел в середине марта 2003-года. Решили провести его поскромнее, ибо еще слишком свежи были раны Норд-Оста. Но киноконцертный зал «Россия», вмещающий более 3500 зрителей, был набит до отказа. В зале сидели высокие московские чиновники,  дипломаты и работники дипломатических служб всех ведущих стран мира, журналисты, представители многочисленных национальных культурных, общественных организаций Москвы. Всем было интересно посмотреть на других чеченцев, отличающихся от тех, которые ежедневно показывают по телевидению как боевиков и террористов.

Позже я перешел на работу в газету «Зов времени», которая была учреждена общественной организацией «Новое время», возглавляемое нашим земляком Усманом Масаевым. Затем избрали председателем Исполкома Ассоциации чеченских общественных и культурных объединений России, Президентом и меценатом которой был Мовлид Бажаев.

Мы в контакте

Подписаться

Вы можете подписаться на обновления сайта. Для этого введите Ваш электронный адрес:

 

Напишите нам






Кто на сайте

Сейчас 104 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Вход на сайт

На сайте нет регистрации пользователей. Все разделы сайта доступны без регистрации

Статистика


Рейтинг@Mail.ru


Баннер

Разместите у себя на сайте наш баннер

История, обычаи и традиции чеченского народа

Реклама на нашем сайте