Муса Гешаев

ТЫ ПОСЛУШАЙ, ДЕВУШКА, МЕНЯ

Мне сказала девушка одна:
«Почему не любим мы чеченцев?»
И себе ответила сама:
«Потому что все вы иноверцы.

Все себя хотите показать,
Все упрямы, а еще бездушны!
Так в России пишет вся печать».
«Девушка, — вздохнул я, — это скучно.

Журналист что хочешь наплетет,
Да еще когда ему закажут…
Все мы набожны. Почти никто не пьет.
Всех грехов страшней считаем кражу.

Нет, чеченец зря не оскорбит
И себя зазря не даст в обиду.
Он в бою не струсит, не сбежит,
А устанет — не покажет виду.

Ты чеченца видела хоть раз
У лотков, торгующих цветами?
Слово «честь» — священное для нас.
Просто мало ты знакома с нами!»

Мог еще я многое сказать —
Слов всегда хватает у поэта,
Но себя был вынужден прервать —
Девушке не нравилось все это.

«Все равно не любим мы вас всех!
Вы жестоки, злы и бессердечны!»
Вызовом ее раздался смех.
Я молчал, не возражал, конечно.

Гостьею она моей была,
А гостей мы свято уважаем:
Коль судьба их в дом к нам привела,
Мы всегда их от души встречаем.

Словом не обидеть, угостить,
Даже если в доме есть покойник,
Мы считаем долгом.
Стало быть,
Оттого я и смолчал спокойно.

Но когда я вышел провожать,
«Девушка, — сказал ей, — ты послушай,
Разреши один совет лишь дать:
Тяжкий грех — плевать народу в душу.

Каждого с рождения ведет
Отчая единственная тропка.
Я не стану твой чернить народ,
Оттого что ты глупа как пробка.

Так и быть, признаюсь я всерьез,
Что Россию, как сестру, мы любим.
И не надо воротить свой нос
И кривить накрашенные губы!

Нас беда сроднила в черный час,
Нас сплотила мука вековая.
Что б ни говорила ты про нас,
Но плохих народов не бывает!

Мы вас меньше стали уважать
Оттого, что ложь Москва пригрела,
Оттого, что собственную мать
Можете вы сдать в дом престарелых,

Вдруг отца родного позабыть,
Не вернуться в сень родного крова,
Денег не найти похоронить
Человека самого родного!

Оттого, что вашею душой
Овладели злость и равнодушье,
Ни любви, ни веры на вершок
Нет в сердцах — а это как удушье…

Ты сейчас открылась мне сама:
Жалкость свою чувствуешь и злишься.
Для тебя чеченцы, как чума,
Потому что… правды ты боишься!»

Если человек душой богат,
Он ни злобы, ни вражды не знает.
А народ ни в чем не виноват
И плохих народов не бывает.

 

Муса Гешаев