noh cherkeskaПримеры проявления Нохчалла.

Рассказы из жизни, присланные посетителями нашего сайта.

ishkola 1Онлайн уроки по чеченскому языку

С квалифицированным репетитором

История Чечни

Вайнахи и их соседи в XVI - XVIII веках

Экспансия Ирана и Османской империи на Северном Кавказе в XVI в.


Народы Северного Кавказа, в том числе и вайнахи, издавна играли заметную роль в международных отношениях своего региона. По данным средневековых иностранных авторов, горцы - "это воинственные люди, имеющие связи по всей Азии и в Египте", которые отличались выраженной независимостью от всех соседних держав.

На исходе XV - начале XVI в. в политическом положении горских народов происходят значительные изменения: во-первых, Османская империя захватывает кавказское побережье до Северного Кавказа с запада; во-вторых, в начале XVI в. (к 1502г.) складывается сильное государство на территории Ирана и Азербайджана - Сефевидская держава, развернувшая наступление на Кавказ, в том числе и в сторону Дагестана; в-третьих, в степях Предкавказья под ударами крымских татар, Русского государства и северо-кавказских горцев гибнет так называемая Большая Орда - наследница некогда могущественного Золотоордынского государства.



Между двумя сильными восточными державами - Ираном и Турцией - начинается многолетняя война за господство над Кавказом. Северный Кавказ приобретает важное значение в планах обоих государств как источник военных сил и плацдарм для дальнейших завоеваний.

Внутриполитическая ситуация на Тереке в тот исторический момент характеризовалась феодальной раздробленностью и междоусобицами. Враждующие стороны зачастую обращались за помощью к соседним державам.

Выход России на Терек. Установление русско-вайнахских связей.


В 40-50-х гг. XVI в. Россия в упорной борьбе с наследниками Золотой Орды добилась выхода к Каспийскому морю и на Северный Кавказ. В определенной мере этому способствовали и горские народы, со своей стороны боровшиеся с агрессией Османской империи и ее вассала - крымского хана.

В 1557 г. Москва установила дружеские отношения с отдельными княжествами Кабарды, Черкесии и Адыгеи, а в 1567 г. воздвигла русскую крепость у места впадения Сунжи в Терек. С этого времени складываются и русско-вайнахские политические связи. Союзниками России на Северном Кавказе становятся вайнахские мурзы Окоцкие (они правили Аухом, населенным аккинцами). Когда русские крепости в 1571 и 1578-1579 гг. были снесены по требованию турок, аккинцы принимают к себе русских казаков. В 70-80-х гг. XVI в. правитель Ауха Ших-мурза Окоцкий совместно с казаками участвовал в военных действиях антитурецкой коалиции - против турецких гарнизонов в Дагестане и Азербайджане.

После строительства новой русской крепости в устье Терека в 1588-1589 гг. Ших-мурза восстановил связи с Москвой и сыграл большую связующую роль в дальнейшем развитии политических отношений России не только с вайнахскими землями, но и с Грузией, с Аварским ханством и другими землями. Союзником, "братом" Ших-мурзы выступил другой влиятельный вайнахский владелец - Салтан-мурза (правил в Ларсе, контролируя важный путь через Дарьяльское ущелье).

Вассально-союзнические отношения Ших-мурзы с русским царем были закреплены договором в ходе официального вайнахского посольства в Москву в 1588-1589 гг. Но к 1596 г. Ших-мурза был убит, около 160 семейств окочан бежали из Ауха в Терскую крепость к русским союзникам, где основали под ее стенами Окочанскую слободу. Позже в ней селились выходцы и из других вайнахских обществ.

Расширение русско-вайнахских связей в конце XVI - начале XVII в


В это время в числе "подданных" (в то время это означало дружеские, союзнические связи) московского царя начинают считаться "окуки" (Аух), "мичкизы" (Восточная Чечня), а в сфере "государевых дел", то есть в орбите русской политики, оказались практически все основные общества вайнахов. Развиваются не только политические, но и торговые связи.

Если в 1647 г. дружеские связи с Россией закрепляют в Терской крепости "выборные люди" 36 мичкизских аулов, то в 50-годах ХVII в. посольство "шибутян" (общество в верховьях Аргуна) побывало в далекой Москве, где присягало царю в Успенском соборе Кремля. В дружеские отношения с царскими властями вступали и феодальные владельцы - Турловы в Чечне, Хавса в Ингушетии.

Вайнахи в русско-иранских и русско-турецких отношениях


В первой половине XVII в. политическая обстановка на Северном Кавказе во многом определялась ирано-турецкой войной, продолжавшейся с 1603 по 1639 г. Отсюда своеобразие политической линии вайнахских народов. Так, население восточных районов Чечни участвовало в разгроме крупной экспедиции воеводы Бутурлина в 1604-1605 гг., пытавшегося захватить Северный Дагестан, но северокавказцы не были заинтересованы в полном истреблении русских укреплений на Тереке. Так, во время польско-шведской интервенции (1605-1613 гг.), когда русские силы на Тереке были очень слабы, горские народы помогали им продовольствием и оказывали политическую поддержку. Это делалось для того, чтобы сохранить противовес Ирану и Турции, усилившим в этот период борьбы за господство над Кавказом.

В начале второго десятилетия XVII в. иранский шах Аббас попытался в ходе войны с турками овладеть Дагестаном, Кабардой и землями Чечено-Ингушетии, но потерпел неудачу. Горцы отбивали и набеги конницы крымского хана, преследовавшего те же цели.

В 1639 г. закончилась длительная ирано-турецкая война. Подписанный шахом и султаном мирный договор разделил сферы влияния Ирана и Турции на Кавказе. Иран в новых условиях пытался утвердить свою политическую гегемонию на Северном Кавказе от Дербента вплоть до Сунжи, а Турция и Крымские ханы - от Черного моря до Кабарды. В свою очередь и Россия стремилась утвердить свое влияние в землях Кабарды, Чечено-Ингушетии и Дагестана.

В 30-40-х гг. XVII в. в горных районах Грузии, прилегающих к Чечено-Ингушетии, скрывался мужественный борец с иранскими захватчиками - грузинский царь Теймураз. Горные вайнахи, тушины, хевсуры и осетины оказывали ему всемерную поддержку и тогда, и в 50-е гг. XVII в., когда в Грузии разразилось антииранское восстание. Застрельщиками его выступили близкие к вайнахам тушины.

В 1651-1653 гг. горцы Чечено-Ингушетии вольно или невольно оказались вовлеченными в крупный русско-иранский конфликт из-за Сунженского острога, построенного царскими воеводами на косе, где сливается Сунжа с Тереком, близ Брагунов. Феодальное ополчение дагестанских владельцев совместно с иранскими войсками совершили два похода в этот район. В нем участвовали и некоторые вайнахские общества. Фактически спор шел за политическое влияние на Тереке между русским царем и иранским шахом. Сунженский острог был снесен, влияние шаха возросло. Но в конечном счете, в 1659 г. на Северо-Восточном Кавказе разразилось широкое восстание горцев против растущего политического диктата шаха. Однако армия повстанцев понесла тяжелое поражение от шахских войск на р. Багам в Дагестане.

Персидский поход Петра I


После победного окончания Северной войны со шведами (в 1721 г.) в следующем же году огромные русские силы двинулись в прикаспийские районы Кавказа, принадлежавшие Ирану. Поход был вызван стремлением оградить эти районы от захвата османскими силами, наступавшими на Кавказ с юга, колонизовать местные природные богатства, утвердиться на торговых путях, связывавших Европу с Востоком, захватить горские земли и Закавказье. В целом дагестанские, кабардинские, ногайские владетели оказывали в начале поддержку усилиям Петра I. Только эндерийские князья с помощью чеченцев вступили в сражение с посланным против них корпусом генерала Ветерани и нанесли ему большой урон. Потерпев вскоре поражение, кумыкские князья дали царю мирную присягу, "включив в оное, - по словам документа, - в первый раз и своих чеченцев".

Осенью 1722 г. Петр I заложил в низовьях Судака новую крепость под названием "Святой Крест". Старый Терский город был оставлен, а все население, включая Окоцкую слободу, населенную выходцами из вайнахских земель, было переведено в новую крепость. Тогда же Петр I побывал на территории современных Чечни и Ингушетии: он осмотрел Брагунские теплые воды и станицы гребенских казаков. К тому времени они все были на левом берегу Терека и подчинялись Военной коллегии в Санкт-Петербурге.

В 1723-1724 гг. успехи русской армии на Кавказе были закреплены соответствующими соглашениями с Турцией и Ираном. Здесь были намечены сферы влияния великих держав. По существу, со времени Петра I активизируется колониальная политика России на Кавказе, ибо он и его правительство планировали захват и непосредственную эксплуатацию местных природных богатств, заселение горских земель колонистами.

Усиление экспансии Турции и Ирана на Северном Кавказе


Османское правительство, несмотря на договор с Россией о разделе сфер влияния на Северном Кавказе, продолжало настаивать на том, что Дагестан (включая и вайнахские земли) и Кабарда состоят "под протекцией" (то есть под покровительством) султана. Выдвигались даже планы строительства крепостей "близ Кабарды и Чечен и в Дарьяльском ущелье. Это было тем опаснее, что в это время турки господствовали не только на черноморском побережье Северного Кавказа, но и в Закавказье в частности в Грузии.

Учитывая интерес Османской империи к этому району, русское правительство попыталось в противовес наладить с вайнахами дружеские отношения. В 1726 г. в крепости Святой Крест были приняты представители равнинных аулов, русские власти обратили внимание на горных чеченцев и ингушей - обитателей Дарьяла. Налаживанию отношений с ними немало способствовал беглый грузинский царь Вахтанг VI. Вместе с тем продолжались и такие действия в Чечено-Ингушетии: на царские укрепления, откуда исходили частые карательные экспедиции, со стороны горцев совершались нападения. В 1732 г. под Чечен-аулом был разгромлен отряд драгун полковника Коха, направленный на подавление народного движения.

Летом 1733 г. по пути в Закавказье в Чечне появился 25-тысячный корпус крымского царевича Фети-Гирей Султана, следовавший на помощь туркам, которые воевали с иранцами. Правитель Чечен-аула князь Айдемир присоединился к Фети-Гирею со своим крупным ополчением. Объединенные силы крымцев и князя Айдемира разбили царские войска под предводительством генерала Гессен-Гамбургского на р. Белой - правом притоке Сунжи (близ Гудермеса).

Разгром крымского хана Каплан-Гирея на ручье Шавдон


В 1735 г. после переноса русским правительством границы с Судака на Терек (по требованию Ирана), Османская империя объявила себя "покровительницей" Дагестана и направила на Северный Кавказ 80-тысячную армию под командованием крымского хана Каплан-Гирея. Этот хан пытался по пути своего движения подчинять все горские народы. Потребовал он также помощи и покорности от вайнахов.

Несмотря на многие призывы и уговоры хана, чеченский князь Айдемир, в свое время союзничавший с крымцами, не поехал к нему, а развернул настоящую партизанскую войну.

Вскоре хан, приблизившись к Сунже, переправился через нее и стал лагерем у входа в Ханкальское ущелье. Здесь его ждало народное ополчение, стянутое со всей Чечни. Каплан-Гирей бросал против них дважды по 5 тысяч человек. Чеченцы, пропустив первый отряд на равнину, в местности у ручья Шавдон разбили его наголову. Враги бежали. Хан направил второй конный корпус. Тогда чеченцы, вновь пропустив врагов через ущелье, закрыли проход и истребили их до последнего человека.

Крымский хан был вынужден отказаться от дальнейших попыток покорения Чечни и, оставляя ее в стороне, ушел на иранские земли.

Русско-вайнахские связи в 40-50-е годы XVIII в.


Параллельно с ростом политических связей вайнахов с Россией росли и торгово-экономические отношения. Царская администрация первое время поощряла приезд горцев в Кизлярскую крепость, которая быстро стала политическим и экономическим центром Северного Кавказа. Здесь же находилась и многочисленная Окоцкая слобода, где жили потомки выходцев из вайнахских земель.

Документы свидетельствуют, что "чеченцы и брагунцы и прочие... все необходимое получали в Кизляре". В то же время росла и торговля вайнахов с казаками, которая велась без уплаты пошлин и налогов. Этому мешали царские власти, боясь сближения русских с горцами.

К концу 40-х гг. XVIII в. тяга горцев к установлению дружеских отношений с Россией возрастает. В Русское "подданство" (то есть признание мирных, дружеских отношений) вступают, помимо Чеченского владения, такие общества, как Герменчик, Шали, Чеберлой, Алды. С 1747 г. было отдано распоряжение о приеме ингушей и осетин в так называемое русское "подданство", а по существу шло установление приязненных отношений. В 1748 г. решением Коллегии иностранных дел России постоянное жалованье стала получать чеченская верхушка - четверо князей и их пятьдесят знатных узденей.

Позже, в 1758-1764 гг., в Кизляре побывало несколько представительных ингушских посольств. В 1762 г. дружеские отношения с Россией установили равнинные жители Карабулака.

Росла торговля, в казачьи селения и Кизляр отправлялись порой сотни горских арб для закупки и продажи товаров.

Закрепление русско-вайнахских взаимоотношений в последней четверти XVIII в


В этот период активно возобновляется так называемое вступление в "подданство" России со стороны многих вайнахских аулов. В 1778 г. присягают алдынцы, в 1779г. - гехинцы, в 1781г. - жители Чечен-аула и Аджи-аула заключили с кизлярским комендантом развернутые мирные соглашения. В 1782 г. присяжные листы подписал союз аулов - Качкалык и жители Герменчика.

Эти мирные соглашения позволяли горцам развивать торговлю. Между местной царской администрацией и жителями равнинных чеченских аулов "для безопасности производства их купечеством торга" заключались специальные "условия". Росла и хозяйственная взаимовыручка между горцами и казаками. Казачьи станицы брали у вайнахских аулов аробные колеса, войлоки, шерстяные сукна, пользовались услугами местных кузнецов и оружейников. Причем, торговля шла без уплаты налогов и пошлин.

Благодаря расширению русско-вайнахских связей появлялись определенные внутренние предпосылки, которые могли облегчить России присоединение вайнахских земель. С другой стороны, складывались и внешнеполитические предпосылки: Россия в 1783 г. присоединила Кубань и Крым, в том же году был подписан союзный договор с Грузией.

В 1783 г. крупные соединения царских войск дважды вторгаясь на равнины Чечено-Ингушетии, упорные бои развернулись чеченских, карабулакских и ингушских аулов. Царские генералы захватывали добычу и заложников, пытались уничтожить тех, кто не соглашался на их условия "подданства".

Вайнахские народы по-прежнему стремились играть активную роль в политической жизни всего Кавказа. Так, чеченские отряды сражались на стороне дербентского Фет-Али-хана, участвовали в военных мероприятиях аварского Ума-хана, ряд ингушских старшин вступили на службу к грузинскому царю Ираклию II. Продолжались торгово-политические связи с Кабардой и черкесами, на ограничении которых так настаивали российские власти на Тереке. Ширились и вооруженные нападения вайнахов на Кавказскую военную Линию.

Огромное значение для политических судеб всего Кавказа и для Чечено-Ингушетии имели движение горцев под руководством имама Мансура в 1785-1791 гг. и русско-турецкая война 1787-1791 гг. Эти события, а также политическая обстановка в Европе не позволили осуществиться планам России относительно полного подчинения Северного Кавказа. Эта задача была отодвинута на неопределенный срок. При императорском дворе, в частности при Павле I, стали выдвигаться проекты образования на Кавказе неких дружественных России государств на федеративных началах.

Только после 1801 г., когда Российская империя присоединила Восточную Грузию, русские цари вновь развернули планомерную борьбу за непосредственное политическое, экономическое и административное подчинение горских народов. Начался новый этап русско-вайнахских отношений, который продолжался до начала 60-х гг. XIX в. - времени окончательного включения северокавказских народов в состав России.

Взаимоотношения вайнахов с Дагестаном


Вайнахи, кумыки, аварцы, даргинцы, лакцы, лезгины имели давние хозяйственные и политические связи. Недаром восточные путешественники называли территорию от Каспия до Сунжи и верхов Терека одним именем - Дагестан.

Дагестанцы и вайнахи совместно сражались против турок под Дербентом и Шемахой в 1582-1584 гг., отражали набеги иранцев и походы царских воевод в XVII в. Несколько чеченских аулов входили даже в состав многонациональных феодальных княжеств Дагестана, возникали и совместные политические объединения - как, например, Эндерийское княжество, имевшее кумыкско-чеченское население.

Горцы приходили друг другу на помощь в ходе антифеодальных и освободительных движений. Так было в 1605, 1659, 1708, в 1757-1758 гг., 1786- 1791 гг. и в другие годы.

Тесные политические и классовые связи дагестанских народов и вайнахов имели прочную экономическую и культурную основу: имелись совместно используемые пастбища и покосы, практиковалась взаимовыгодная торговля, создавались совместные поселения. Вайнахи жили целыми кварталами в Эндерее, Аксае, а кумыки, лакцы и аварцы селились в Брагунах, Девлет-Гирей-юрте, Бамат-юрте и в других аулах. Они знали языки друг друга, часты были взаимные браки. Со стороны Дагестана к вайнахам шла письменность на основе арабской графики, проникали знания из восточных наук, распространялись некоторые ремесла и профессиональные навыки.

Народы Чечено-Ингушетии и Грузия


В ходе героической борьбы грузинского народа с иранскими и турецкими захватчиками в XVI-XVIII вв. горы Кавказа служили ему опорной базой и резервом. Через чечено-ингушскую территорию осуществлялись связи Грузии с Российским государством.

Ряд вайнахских вождей и старшин имели дружеские, союзнические отношения с грузинскими царскими домами, помогали грузинским посольствам, оказывали военную помощь.

Самая северная точка границы Грузии начиналась в Дарьяльском ущелье с вайнахского аула "Черебашев" (Гвилети). Вайнахи, которых грузины называли "кисты", наравне с хевсурами, тушинами и пшавами спасали в 30-е годы XVII в. царя Теймураза, а в 50-х годах возник даже военный союз Шибута (Шатой) с грузинскими горцами, направленный против иранских захватчиков. Позже в ингушских и осетинских аулах скрывался и беглый царь Арчил.

В XVIII в. вайнахские отряды не раз уходили на службу в Грузию, некоторые из ингушских старшин получали даже постоянное жалованье от Ираклия II.

Из Грузии в Чечено-Ингушетию поступали разнообразные товары, сами грузины вывозили от горцев хлеб, бурки, войлоки. Возникали совместные поселения на Тереке, куда бежали грузины из иранского и турецкого плена.

Развивались культурные и родственные связи. Общества Майсты, Маьлхи, Галгай и другие имели с горными грузинами общие культовые сооружения и совместные народные празднества; значительная часть тушинцев являлась вайнахами по языку и культуре (так называемые "бацой").

Вайнахо-осетинские связи


В основе дружбы двух народов лежало не только близкое географическое соседство, общность исторических судеб и культур, но и известное единство этнического происхождения.

В 1563 г. вайнахи и осетины сражались рука об руку в верховьях Терека с нашествием кабардинских князей и царских войск, вместе обеспечивали безопасность русских и грузинских посольств в XVI-XVIII вв., участвовали в совместных действиях на стороне грузин в битвах с иранцами и турками, единым фронтом выступали против посягательств соседних феодалов.

Ряд крупных осетинских фамилий имели общее происхождение с ингушскими, относясь к одному родственному коллективу - Дударовы, Плиевы, Яндиевы (Андиевы) и т. д. Осетины и ингуши в XVI-XVIII вв. имели сходные языческие верования и общие культовые праздники. Часты были взаимные браки и взаимопереселения. В ряде аулов было смешанное население.

Взаимоотношения вайнахов с кабардинцами


Кабардинцы появились на равнинах западной части земли вайнахов к рубежу XV-XVI вв., в результате миграции с Кубани и Пятигорья. К середине XVI в. кабардинские феодалы пытались овладеть некоторыми вайнахскими землями, в том числе перевальными дорогами в Грузию и переправами через Терек и Сунжу.

В конце концов они потерпели неудачу. Однако вместе с тем развивались союзнические отношения кабардинских и вайнахских феодалов. В 1588г. Ших-мурза Окоцкий и кабардинский князь Алкас отправили совместное посольство в Москву, в 1605 г. вместе ездили в Россию кабардинский князь Сунчалей и вайнахский мурза Батай.

В сложных политических условиях XVI-XVIII вв. вайнахи и кабардинцы не раз выступали вместе, участвовали в сражениях с кочевниками, с османскими захватчиками, с царскими войсками. Вместе сражались они и в составе русских войск против врагов России. Окочанская слобода (вместе с Черкасской слободой в Терках) управлялась выходцами из кабардинской знати. Их привлекали и к военно-дипломатической деятельности Москвы на Кавказе.

Дружба между Чечней и Кабардой в XVIII в. настораживала царские власти. Они требовали разрыва отношений чеченцев и кабардинцев, угрожая даже военной силой.

Кабарда являлась и важным торговым партнером. Ингуши получали здесь соль и ткани, чеченцы - породистых лошадей. Многочисленные выходцы из Кабарды селились в чеченских аулах по Тереку, в Шали и Герменчике. И вайнахи, случалось уходили на кабардинские земли. Завязывались и родственные связи посредством взаимных браков.

Связи с соседними народами имели огромное значение для вайнахов. Тема дружбы с дагестанскими, кабардинскими, русскими, грузинскими, осетинскими и ногайскими благородными героями вошла в вайнахский песенный фольклор, служила объектом воспевания и средством воспитания подрастающего поколения.

 

Кавказ Страна.ру

Мы в контакте

Подписаться

Вы можете подписаться на обновления сайта. Для этого введите Ваш электронный адрес:

 

Напишите нам






Кто на сайте

Сейчас 173 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Вход на сайт

На сайте нет регистрации пользователей. Все разделы сайта доступны без регистрации

Статистика


Рейтинг@Mail.ru


Баннер

Разместите у себя на сайте наш баннер

История, обычаи и традиции чеченского народа

Реклама на нашем сайте