Культура и искусство

Литература Чеченской Республики

   Художественная литература в Чечне возникла на базе богатого устного народного творчества, с историей в две тысячи с лишним лет. На нее, безусловно, оказали влияние и исторические процессы, пережитые народом, и взаимосвязи с мировыми художественными системами.

   С конца XVII и вплоть до середины XIX века в Чечне получила развитие арабоязычная литература. Она возникла в связи с распространением исламской религии. На арабском языке писали богословы, историки, поэты. Письменная литература на арабском языке являлась достоянием немногихпрежде всего из-за того, что основная часть населения Чечни не имела возможности получить образование.

Арабоязычная литература в Чечне

«Исключительное, и едва ли не наиболее важное значение за период XVIII-XIX вв. имеют арабские источники, относящиеся к КавказуНесмотря на то что «исламизация» некоторых областей Кавказа относится к достаточно поздним периодам, «арабизация» их произошла так основательно, что в известных случаях арабский язык, в силу ряда исторических и культурных обстоятельств, оказался главным литературным языком«, — отмечал академик И.Ю. Крачковский.

В период Кавказской войны в Чечне распространился жанр «назмы» — религиозной мусульманской песниНастанет судный день«, «Сын народа«, «Восхваление Магомеду» и другие).

На заключительном этапе войны в народе резко вырос авторитет тех, кто призывал отречься от жизненных исканий и страстей, от борьбы — и целиком посвятить себя служению Богу. Одним из таких проповедников был шейх Кунта-Хаджи (Кишиев). Его учение и мученическая смерть легли в основу религиозных песен, которые часто имели форму элегии о бренности земной жизни.

По окончании Кавказской войны ряд произведений на арабском языке был создан политическими деятелями Чечни, попавшими в плен. Таким был, в частности, бывший соратник Шамиля Атаби Атаеводин из образованных людей своего времени. Сохранилось его стихотворение на арабском языкепанегирик царю Александру II и царице. В нем нет восхваления мусульманских святых. Атаев описывает свою жизнь и мировоззрение, свое отношение к происходившим событиям.

В начале ХХ века арабоязычная литература создавалась в весьма узком кругу состоятельных людей, имевших возможность получить образование. Это были в основном стихи. Среди заметных авторов — С. Гайсумов, Ш. Сугаипов, А. Тучаев. Они сочиняли произведения религиозного, элегического и любовного содержания. Отдельные образованные представители духовенства писали стихи на арабском языке и в 20-30-е годы, осмысливая в них противоречивую действительность того времени.

В переводе с арабского на чеченский в начале ХХ века было издано несколько книг: о мусульманском праве, об основах ислама, об арабской грамматике, об учении Кунта-Хаджи. Эту просветительскую работу вело духовенство.

Традиции религиозно-философской арабоязычной литературы прослеживаются в творчестве некоторых чеченских поэтов 20-х годов. Но приемы и выразительные средства поэзии прошлого в творчестве поэтов нового времени служили для выражения иных социальных идей, связанных с революционной ситуацией того времени.

Русскоязычная литература

Переход к новым художественным формам начался в 70-е годы XIX века в русскоязычной литературе. Писатели Чах-Ахриев и У. Лаудаев обратились к таким жанрам, как историко-этнографическое исследование, публицистический и путевой очерк. Они создали собирательный образ народа, описали жизнь и мировоззрение горцев. Социально-критическая направленность этих произведений поставила актуальные проблемы общественно-политической и экономической жизни Чечни того периода.

Представители первой волны чеченской светской художественной интеллигенции получили образование в России, вышли из офицерских и купеческих семей. Среди них были такие яркие личности, как Т. Эльдарханов, братья Мутушевы, братья Шепиповы. Их видение своей роли в судьбе чеченского народа во многом было созвучно идейным исканиям передовых людей России того времени. Они были убеждены, что в истории настал момент, когда вынашиваемые народами мечты о свободе и независимости можно осуществить. Этому способствовала политическая обстановка в канун революции 1905 года. Свобода слова, отвоеванная демократическими кругами России у царизма, сделали их публицистами. Они взяли на себя роль первопроходцев: стали историками, экономистами, политическими деятелями; они редактировали первые газеты, писали первые учебники для школ.

Братья Мутушевы

Публицистические произведения братьев Ахметхана и Исмаила Мутушевых были важным шагом к пониманию и осмыслению судеб чеченского народа.

Одна из первых публикаций А. Мутушева открыла в газете «Новая Русь», издававшейся в Санкт-Петербурге, «мусульманский» отдел. В статье отмечалось, что это «первая попытка солидной газеты послужить культурно-экономическим интересам мусульман России». Автор статьи признавал, что «каждая мусульманская народность бедна грамотой в процентном отношении», но все же — «насчитывает отдельных представителей как со средним, так и с высшим образованием». К ним и обращался А. Мутушев: «Пусть мы плохие литераторы, пусть наши статьи не блещут красотой художественного слова. Но мы должны твердо запомнить слова Некрасова: «Поэтом можешь ты не быть, но гражданином быть обязан». Большинство статей А. Мутушева ставили актуальные проблемы общественно-политического положения горцев — не только чеченцев, но и других народов Северного Кавказа.

В мае 1918 года А. Мутушев вошел в состав Дагестанского военно-революционного комитета. Затем вел подпольную работу в Баку. После установления советской власти в Азербайджане А. Мутушев работал членом наркомюста Азербайджана. С января по февраль 1922 года А. Мутушев являлся председателем Чеченского окрисполкома. За этот короткий период он сумел много сделать в области культурного строительства в Чечне: открыл ряд советских школ, перевел на чеченский язык стихи русских поэтов, а также текст «Интернационала».

Литературная деятельность И. Мутушева началась с исследования чеченского фольклора. Основной темой его публицистики была проблема просвещения народа, приобщения его к передовой русской культуре, распространение среди горцев современных знаний. И. Мутушев был инициатором и автором «Проекта Устава общества распространения образования и технических сведений среди чеченцев Терской области». Мутушев напечатал Устав в газете и сопроводил его страстным обращением к чеченской интеллигенции: «Несмотря на полувековое пребывание наше в школе европейской цивилизации и культуры, — писал И. Мутушев, — мы продолжаем прозябать в грубом невежестве, благодаря лишь собственной инертности… Вопрос о просвещении Чечни назрел, и даже перезрел». Призыв И. Мутушева, однако, не был поддержан, и его «Проект Устава» остался нереализованным.

В публицистических произведениях И. Мутушева («Из Чечни», «Неуслышанный зов», «Из грозненских типов», «Чечня и ее горести», «Чечня и чеченцы» и других) были поставлены проблемы жизни и быта чеченского крестьянства. «…Общественная мысль Чечни, веками находившаяся в тисках религиозных предрассудков, ищет путей к своей свободе», — заканчивал он статью «Чечня и чеченцы». За подобные публикации И. Мутушев был занесен в категорию «неблагонадежных», как «злонамеренный агитатор из чеченцев».

После революции 1917 года И. Мутушев организовал «Общество распространения просвещения среди чеченцев». Деятельность общества активно поддержало население, в том числе русские рабочие, которые собрали деньги, чтобы заказать новый шрифт для чеченской письменности. В этот период И. Мутушев был поглощен работой по созданию системы народного образования Чечни. К сожалению, он мало успел сделать, т. к. погиб в 1919 году в период Гражданской войны.

Братья Шериповы

В развитии общественной и художественной мысли Чечни начала 20 века большую роль сыграли братья Шериповы.

Назарбек Шерипов явился основоположником жанра национальной драматургии. Еще в 1912 году Н. Шерипов написал и поставил пьесы «На вечеринке» и «Медведь» — художественные экскурсы в прошлое чеченского народа.

Асламбек Шерипов начинал свой путь в литературе с записи и перевода на русский язык чеченских народных песен. Его творчество органично соединило традиции русской и чеченской литературы. Стиль авторизованного перевода А. Шерипова близок к горьковским «Песне о Соколе» и «Песне о Буревестнике». Среди сюжетов выделяется песня «Асир-абрек»- история героя-одиночки, отвергнутого обществом. Романтические черты героя песни перекликаются с образами поэзии Пушкина и Лермонтова.

Публицистическая деятельность А. Шерипова связана с гражданской войной на Северном Кавказе. Статьи «Герои Чечни и Дагестана», «Работа «Святых», «Обращение к грозненской демократии» и другие отличаются умением верно ориентироваться в сложнейших переплетениях национальных, классовых, политических интересов. В одном из писем этого периода А. Шерипов отмечал: «Мы пойдем на смерть за народ не по обязанности — а с наслаждением и радостью». А. Шерипов погиб в 1919 году, подтвердив своей смертью, что это были не просто красивые слова.

На формирование мировоззрения А. Шерипова оказали значительное влияние его старшие братья — Денилбек Шерипов и Заурбек Шерипов, активные общественные деятели. В 1911-1912 гг. Д. Шерипов издавал в Грозном газету «Терец». После установления советской власти на Северном Кавказе З. и Д. Шериповы входили в состав Чеченского ревкома, а затем и Чеченского облисполкома. В 20-е годы ими немало было сделано как в сфере образования, так и в перестройке общественного сознания чеченцев. Помимо административной деятельности З. и Д. Шериповы были литераторами, публицистами и исследователями. Так, З. Шерипов собирал и публиковал фольклорные произведения. Особое значение для освоения населением русского языка и для переводческой деятельности начинающих писателей имело составление и издание З. Шериповым русско-чеченского словаря.

Современная литература на чеченском языке 

Чеченская поэзия 20-30-х годов

Во второй половине 20-х годов ХХ века ряд чеченских ученых-просветителей — таких, как Х. Ошаев,- занимались исследованием истории Чечни с точки зрения своеобразия политических, религиозных, революционных процессов, происходивших в этом регионе. Это стало своеобразным импульсом для молодой чеченской литературы. Первыми откликнулись поэты.

Произведения об историческом прошлом чеченского народа появились на стыке 20-30-х годов. Они воссоздавали образы людей, живших в прошлом, боровшихся и страдавших во имя счастья своего народа. Поэзия осмысляла гражданскую позицию лирического героя. В поэмах М. Мамакаева «Кровавые горы» (1928) и «Разговор с матерью» (1934), С. Бадуева «Партизаны» (1934), А. Нажаева «Чабан» (1936) авторы использовали традиции историко-героических народных песен. Обращение к фольклору было необходимым этапом в становлении национальной чеченской литературы. Поэты создавали произведения, понятные и доступные народным массам, в период, когда процесс просвещения только начинался.

В то же время эти произведения были новаторскими с точки зрения литературного процесса, поскольку объединили традиции народных песен и русской поэзии.

Неудивительно, что молодая чеченская поэзия в 20-30 годы обращалась к крупным художественным формам. Поэты стремились обобщить исторический опыт народа в эпоху больших общественно-политических перемен.

Своеобразие творчества чеченских писателей 20-30-х годов заключается в том, что они художественными средствами решали многие задачи просвещения. В Чечне к концу 1924 года было всего 58 советских школ, и только в начале 1925 года по инициативе общественного деятеля и публициста Т. Эльдарханова было организовано общество изучения края. В этих условиях начинающие писатели вслед за чеченскими просветителями конца 19 — начала 20 в.в., осознали, выражаясь словами В.Г. Белинского, что Чечне «нужны не проповеди… а пробуждение в народе чувства человеческого достоинства». Молодая чеченская поэзия открывала дорогу к цивилизации, просвещению и гуманности.

Саид Бадуев — основоположник чеченской литературы

Развитие в чеченской литературе жанра рассказа, повести и романа связаны с именем С. Бадуева. Уже первые его рассказы показали, что он пришел в литературу со своим видением истории и современности, с индивидуальной манерой повествования. Характерная черта писателя — умение в маленьком эпизоде показать общественно значимый конфликт.

Обличение устаревших нравственных установок адата стало одной из основных тем рассказов С. Бадуева. Некоторая дидактичность этих произведений была обусловлена временем: оно диктовало горцам новые морально-этические нормы. В рассказах С. Бадуева показано и душевное смятение героев, и внутренняя борьба. Так, Усаму из рассказа «Адат» выбор между человеческим долгом и установками адата приводит к трагедии. Внутренний монолог персонажа обычно завершает сюжет — в этом особенность авторского стиля С. Бадуева. Вопросы-обращения в финале рассказа были формой общения с читателем.

В конце 20-х — начале 30-х гг. С. Бадуев написал пять крупных повестей: «Голод», «Огненная гора», «Бешто» и другие, и в них в полной мере отразились его идейно-художественные искания. В этих произведениях запечатлен перелом мировоззрения горца, жившего на рубеже двух эпох. В этих произведениях впервые в письменной чеченской литературе подняты гуманистические проблемы: С. Бадуев с сочувствием показывает человека, душевно надломленного прошлой жизнью и оказавшегося в водовороте классовой борьбы.

Первый чеченский роман появился в начале 30-х годов. Это был роман С. Бадуева «Петимат», ставший классическим произведением чеченской литературы. Образ главной героини, имя которой дало название роману, вызывает интерес и у современного читателя. «Петимат» — исторический роман. Автор не идеализирует прошлое, но любуется народной культурой и национальным характером, показывает рост влияния на жизнь горцев демократических идей передовой — протестующей и борющейся — России.

После романа «Петимат» тематика творчества С. Бадуева изменилась. Он написал ряд пьес о коллективизации, о классовой борьбе и Гражданской войне. Драматургия, поэзия и проза С. Бадуева этого периода в художественном смысле менее значимы, чем произведения, в которых писатель осмысливал историческое прошлое своего народа.

Роман Саид-Бея Арсанова «Два поколения»

«Два поколения» Арсанова тоже считается первым чеченским романом. Он появился почти одновременно с «Петимат» Бадуева. «Два поколения» — семейная хроника. Роман в известной степени автобиографичен. Синтез документального материала и художественного вымысла дал возможность Арсанову через лично пережитые события рассказать о типичной судьбе чеченского крестьянина, участвовавшего в русской революции. Творческий замысел молодого чеченского писателя был одобрен крупными литературными авторитетами того времени — А. Серафимовичем и А. Фадеевым, с которыми Арсанов дружил. Первые главы романа опубликовал журнал «Революция и горец». На этом этапе Фадеев предложил незначительную правку. А в 1931 году, когда роман был опубликован полностью, Фадеев дал на него весьма заинтересованный отзыв. «С моей точки зрения, — писал он издательству «Федерация», — это первый советский роман о горцах, в котором нет ложной, традиционной экзотики, и горцы поданы с подлинным знанием их быта и психики. Роман охватывает большую историческую полосу и широкие социальные слои (казачество, рабочие, чиновничество, революционеры) — все это органически связано с судьбой основного героя романа Бено, крестьянского парня, вырастающего в пролетарского революционера… Роман читается с очень большим интересом — несомненно, он выдержит не одно издание».

В «Двух поколениях» впервые в чеченской литературе отражена проблема взаимосвязи личности и коллектива. Важно и то, что Арсанов первым из чеченских писателей вывел своих героев за пределы узконациональных интересов, показав их причастность ко многим событиям, происходившим в России.

Чеченская литература 50-80-х годов

Чеченская литература во второй половине 50-х годов отличается тематическим и жанровым разнообразием. Новая нравственная атмосфера в обществе после восстановления в 1957 году Чечено-Ингушской республики, глубинные изменения во внутреннем мире и в гражданской позиции людей отразились прежде всего в поэзии.

Ее развитие связано с именами поэтов старшего поколения: М. Мамакаева, Н. Музаева, Б. Саидова, А. Мамакаева, А. Сулейманова, М. Сулаева, Х. Эдилова и других. Некоторые из них были родоначальниками чеченской поэзии в 20-е годы. В их творчестве, прерванном войной и депортацией 1944 г., с новой силой зазвучала тема «личность и общество». Годы бесправия обострили звучание этой темы. Тяжкие раздумья о судьбе народа придали новым стихам глубину и задушевность. В то же время в тематике этих произведений присутствуют не только внутринациональные, но и общечеловеческие проблемы.

Лирико-философское осмысление бытия стало характерной чертой произведений поэтов, пришедших в литературу в 60-80-е годы. Герои стихов Р. Ахматовой, Ш. Арсанукаева, М. Кибиева, Х. Сатуева и других мыслят себя не только чеченцами, но гражданами большой многонациональной страны.

Лирический герой их произведений ориентируется в жизни на три ценности. Первая из них — его родные места, где жили отцы: «Родней их нет на свете мест». Вторая тема — Кавказ. И наконец, третья — Россия, «Родина, славная и великая». «…Сияющие вершины трех высот — моя любовь, моя судьба», — писал в стихотворении «Три высоты» Ш. Арсанукаев.

В прозе 50-х — 80-х гг. была продолжена тема истории. Появились романы Х. Ошаева «Пламенные годы», М. Мамакаева «Мюрид революции» и «Зелимхан», А. Айдамирова «Именем свободы» и «Долгие ночи», Ш. Окуева «Красные цветы на снегу» и «Пролог». В этих произведениях авторы связали значительные события в истории Чечни с судьбами героев. Исторические и фольклорно-этнографические сведения легли в основу повествования. Сплав документальности, публицистики и художественного вымысла стал тем фоном, на котором рассказывалось о судьбе человека в конкретный момент истории. Герои романов — русские и чеченцы, те, чьи имена сохранила народная память.

Во второй половине 80-х — начале 90-х годов писатели уделяли больше внимания современности. Это объясняется прежде всего тем, что актуальные национальные проблемы требовали художественного осмысления. В литературе на первый план вышли жанры повести и романа: «Подъем» А. Айдамирова, «На рассвете, когда звезды гаснут», М. Ахмадова, «Запах прелой листвы» И. Эльсанова, «Мелодии Родины» С.-Х. Нунуева — произведения, очень разные по стилю. Каждый автор по-своему решает тему формирования нравственной позиции героя в современном мире. Неизменно в центре внимания чеченских писателей — проблема человека и его корней, наследования им морально-нравственных традиций, этики народа.

Чеченский поэт Руслан Юсупов

Надо жить, не хмурясь и не плача,

Назло невзгодам и судьбе назло.

Может быть, найдет тебя удача,

И скажешь ты себе: «Мне повезло…»

Это отрывок из стихотворения молодого чеченского поэта Руслана Юсупова, принятого в прошлом году в члены Союза писателей России.

Любовь к литературе проявилась у Руслана Юсупова еще в детстве. Чуть позже, будучи пятиклассником, он начал сотрудничать с местной газетой, где и было напечатано его первое стихотворение. Когда Руслану исполнилось 16 лет, в его родном Гудермесе при редакции районной газеты было организовано творческое объединение молодых литераторов, где обучали азам поэзии. Большую помощь в становлении Руслана Юсупова как поэта оказали старшие товарищи — прежде всего Хавас Акбеев, работавший в то время в редакции.

Однако те, самые первые, детские стихотворные произведения как бы ушли в прошлое вместе с детством, а сегодняшнее творчество молодого поэта проникнуто болью народа… «Жизнь сама диктует мысли, наталкивает на определенное направление в творчестве, подсказывает темы новых стихов», — считает поэт.

Здесь с недавней поры не цветут тополя,

И дома превратились в руины.

Здесь в зеленых садах утопала земля,

А сегодня взрываются мины…

Так с грустью пишет Руслан Юсупов в стихотворении «О Грозном, которого нет».

«Моя душа не принимает всего того, что происходит сейчас в Чечне. Это выходит за рамки здравого смысла», — говорит поэт. И в его стихах звучит надежда на лучшее будущее, когда не будет войны, когда в его родной Чечне смолкнут выстрелы, а матери перестанут бояться за своих детей.

Арсанукаев Шайхи Абдулмуслимович

Ш. Арсанукаев — известный чеченский поэт, представитель поколения т.н. «шестидесятников» в чеченской литературе. Все, что в целом характерно для литературы этого периода, в полной мере можно отнести и к творчеству Ш. Арсанукаева. В первую очередь это желание запечатлеть и отразить в художественном слове процесс переоценки ценностей, который переживал народ.

Уловив глубинные изменения в сознании народа, Ш. Арсанукаев в их осмыслении смело вышел за пределы национальных рамок, обращаясь при этом к духовному опыту других народов. Конечно, лирический герой Ш. Арсанукаева вырос на родной почве. Он ощущает себя частицей трагической и полной героизма истории Чечни. Стойкость и мужество, пронесенные через века, честь и достоинство, верность дружбе, возведенные предками в культ, унаследовали герои поэзии Ш. Арсанукаева: «…Жестокость Тимура, способная заставить заплакать и камень, не согнула их, не поставила на колени». Но в середине 20 века чеченский поэт обращается и к русскому гению А.С. Пушкину, к его мыслям о народах Кавказа. Вспоминая пребывание здесь великого поэта, его дружеские чувства к чеченцам и его стихи, Ш. Арсанукаев показывает, как муза Пушкина пробуждает в душе его лирического героя «чувства добрые»: «…Как бедна была бы жизнь моя, если бы мне не довелось побывать у него (у Пушкина. — прим. Страны.Ru)».

Герои поэзии Ш. Арсанукаева высоко ценят достижения культуры разных народов. Стихотворение «Вечер на Полтаве» — об Украине. Здесь автор вспоминает жизнь и творчество писателей-классиков — Н. Гоголя и И.Котляревского. О Грузии — строки, посвященные памятнику поэту XVIII века Д. Гурамишвили. Программное стихотворение Ш.Арсанукаева о назначении поэта, о родной земле и Родине называется «Стоит береза».

В наследии чеченского поэта-«шестидесятника» — философская лирика («Шум жизни», «Путник», «Удивительная сила», «Дни жизни», «Где я был до рождения»), антивоенные стихи («Жестокость», «Медали», «Три цвета», «Монолог земли»). Историческому прошлому чеченского народа посвящены поэмы Ш. Арсанукаева «Сабля Тимура», «Ших, сын Окуцкого», и другие.

Ш. Арсанукаев — автор пятнадцати сборников и поэм. В течение пятнадцати лет он возглавлял Союз писателей Чеченской Республики.

Литературные связи

Роль русских писателей в становлении чеченской литературы

Период становления современной чеченской литературы — 20-е годы прошлого века. Это — время начала и развития творческих контактов чеченских писателей с их коллегами в различных регионах страны. В те годы развитие молодой литературы Чечни волновало таких известных писателей, зачинателей советской литературы, как А. Серафимович, М. Горький, М. Голодный.

А. Серафимович неоднократно приезжал в Чечню в 20-е годы. Так, в 1929 году он участвовал в работе пленума ГрАППа (Грозненской ассоциации пролетарских писателей), выступал на нем, призывая чеченских писателей «двинуться сплоченно в жизнь». В 1930 году в журнале «На подъеме» (#1) по его инициативе в переводе на русский язык было опубликовано стихотворение Саида Бадуева «Царскому времени».

В 20 — 30-е годы М. Горький руководил творческими контактами между национальными литературами. Писательские «бригады» направлялись в республики, чтобы словом и делом помогать молодым авторам. Одним из откликов на эту работу стал очерк С. Бадуева «Наш учитель — Максим Горький», написанный в 1932 году.

В 1931 году в Чечне побывала группа советских писателей, в том числе поэт М. Голодный, прозаик И. Рахилло и редактор «Госиздата» Я. Черняк. Работа этой «бригады» — пример взаимовлияния и взаимообогащения двух культур. Именно тогда начиналась работа над литературными переводами. М. Голодный перевел ряд стихотворений основоположника современной чеченской литературы С. Бадуева. Бадуев же получил реальную помощь в своей работе над переводом произведений русской литературы. Общность интересов и идейно-тематическая созвучность сблизили двух писателей. Такие творческие контакты русских и чеченских литераторов нередко перерастали в долгую, крепкую дружбу.

  • Ирина Гриневич

    Поэт Махаш Воздингов — его стихи в каких годах?