Муса Гешаев

ГЕНЕРАЛЫ РОССИИ

Он шагал по Чечне, отдавая приказы, —
Непокорный народ усмирял,
А историю нашу не вспомнил ни разу
Франтоватый, надутый как сыч генерал…

Не склонялась Чечня никогда перед силой,
Зло всегда принимала в штыки,
И не жить нам, наверное, в дружбе, Россия,
Пока правят тобой… дураки!

Генерал позабыл, как пытались когда-то
Его предки Чечню покорять, —
Только разве погасишь ты пламя заката
Иль заставишь орла не летать?!

Сотни тысяч погибли, сражаясь за волю,
И Россия им стала тюрьмой,
Поседела Чечня от страданий и боли,
Прорываясь к мечте вековой…

Генерал, пусть ушел ты сегодня от пули —
От презренья народа тебе не уйти
И плюют тебе вслед в каждом нашем ауле,
Потому что у нас подлецы не в чести.

Ну когда же, Россия, ты протрезвеешь,
Из корыстных и лживых вырвешься пут
И не кровью и силой, а лаской согреешь
Все народы, что рядом с тобою живут?!

Оглянись — кто с тобою сегодня остался,
Где хваленый твой полк, генерал?
Тот, что за два часа покорить нас поклялся,
Умирая, лежит возле скал…

Я смотрю на тебя и дурею, Россия,
Не пора ли одуматься, «родина-мать»?
Потеряла сегодня ты дочку и сына —
Завтра можешь навеки себя потерять.

Ты стреляла из пушек в нас, «градом» нас била,
Вертолетами, «мигами» ад приносила,
А ракеты твои — «ураганы» и «смерч» —
Стариков и детей отправляли на смерть.

Свист игольчатых бомб, ядовитых снарядов,
Вой сверхмощных «акул»,
Танков новых броня —
Это все на Чечню навалилось громадой,
Целя в сердце ее, будто целя в меня.

«Витязь», «Альфа» — отборные мощные части,
И морская пехота, и «Кобра», и «Дон»
Разнести были землю готовы на части,
На которой мы мирно живем испокон…

Эй, Россия! Очнись, ты совсем очумела,
Ты рехнулась, свихнулась и сбилась с ума —
Кони пьяные мчат твое белое тело
Прямо к бездне, в которой вселенская тьма.

Смотрит мир потрясенно, как рвешь ты поводья,
Как на облаке пляшет твоя черная тень.
Ты забыла о собственном бедном народе,
Ты сначала его накорми и одень!

Ты его пожалей — он и так исстрадался,
Он ни в чем пред тобою не виноват.
Ну а спор твой с Чечней не вчера начинался —
А еще триста лет, триста весен назад…

Был такой генерал… Усмирять он туземцев
Послан был на Кавказ и поклялся тогда,
Что, пока будет жив хоть один из чеченцев,
Он с чеченской земли не уйдет никуда!

Это он приказал поджигать все селенья,
С гор чеченцев сгонять,
Всех подряд истреблять,
А их землю, во имя добра и спасенья,
Казаками надежными вновь заселять…

Генерала того называли Ермолов
Был вояка он духом, душой — палачом.
Что б сказал он, опять наши горы и долы
Посетив и увидев, что мы всё живем?!

Да, бывало, ссылали нас в голые степи,
Гнали семьями в тюрьмы, убивали и жгли,
Забывая одно: что народ наш все стерпит
И вернется опять в лоно отчей земли!..

Все меняется — власти, трава, поколенья,
Рассыпаются страны, уходят года.
Но вайнах никогда не стоял на коленях
И свободу свою не отдаст никогда.

Велика наша память. Болят наши раны.
Дади-Юрт, Серноводск и Самашки — опять
В душах, как имена Шамиля, Зелимхана,
Заставляют их болью и гневом пылать!

1996, март
Муса Гешаев

Об авторе

Муса Гешаев

Муса Гешаев