Обычаи и традиции

Фактор свободы у чеченцев

Свобода у чеченцев

«Свобода» в чеченском восприятии значит неизмеримо больше, чем говорят о ней традиционные представления в сознании многих других народов. Свобода для чеченцев — не только философия их существования (что, в общем-то, естественно для большинства народов), поскольку именно через это понятие выражаются многие нормы непосредственной жизни и быта людей. Лучше всего это можно показать на примерах из повседневного общения.

Во время приветствия чеченцы говорят: «Марша вог1ийла» (мужчине) и «Марша йог1ийла» (женщине). Смысл этих выражений таков: с прибытием тебя здесь (у этого дома, места встречи и т. д.) ожидают (гарантированы) полная свобода, мир и благоденствие. Непосредственный перевод этих слов с чеченского выглядит так: «Марша» — свобода и «вог1ийла, йог1ийла» — прибытие (как производное чеченского глагола «г1о» — идти).
А прощание выражается следующим образом: «Марша г1ойла» (свободного пути тебе) и «Марша 1ойла» (свободно оставаться).
Вместо «передай привет», говорят «Маршалла д1ало» (доставить, передать свободу), а вместо «будь здоров» — «Дала Маршалла дойла» (пусть бог даст, сделает свободу). Здесь «Дала» переводится как «Бог», «Дойла» — производные формы самого распространенного чеченского глагола «до» — делать. «Маршалла», так же, как и «Марша (маршо)», а переводе означает — свобода.

Белый цвет на полотнище чеченского флага также выражает свободу. Он ложится на зеленое «поле» – цвет жизни. Цвет свободы пронизывает алый цвет крови. Таким образом, три колора чеченского флага отражают стремление народа к свободной жизни, а кровавый след — его трагическую историю.
Свободолюбие горцев, их непреклонность перед любым насилием возбуждали встречный ответный ток и в сердцах лучших русских людей. Огарёв назвал Кавказ приютом русского свободомыслия. По словам В.Г. Белинского, «Кавказ сделался для русских заветной страной не только широкой раздольной воли, но и неисчерпаемой поэзии, страною кипучей жизни и смелых мечтаний». (Белинский В.Г. Полное собрание сочинений, т. 7, с. 373.)

Говоря об истоках чеченского термина «Маршалла», можно добавить, что в древние времена свобода являлась и оценочной мерой положения человека в обществе. Заметнее всего это проявлялось в военное время, когда независимым от других, т. е. самым главным или самым свободным, мог быть только один человек — «Маршалл». Остальные же, согласно положению в военной иерархии, соответствующим образом утрачивали определенную часть своей независимости. По мере ограничения свобод и понижения титула естественным образом увеличивалось и количество зависимых людей. Так, «Маршалл»-ом мог быть только один человек, «Инарл»-ов уже несколько, и т. д. Однако подобные отношения между людьми складывались не только в военное время, но и в процессе исполнения всенародных ритуальных обрядов и проведения празднеств. Отголоски далеких времен сохранились в чеченских традициях и памяти народа по сей день.

Фактор свободы у чеченского народа включает в себя многочисленные компоненты поведенческих ограничителей, влияющих на формирование уникальной системы персональной и коллективной ответственности людей. А это обстоятельство, в свою очередь, приводит к более чем значительному самоограничению самой главной ценности каждого чеченца, называемой свободой. То есть, получается формула, по которой свобода через самоорганизацию общества делает чеченца «несвободным». Поэтому бытует мнение, что чеченец — это сначала обязанность, а только потом — национальность.
«Чеченцем быть трудно», — так говорят в народе.

Лёма Усманов, Нохчалла.com