Обычаи и традиции

Еще о чеченском характере

Чеченский характер

Традиционная национальная культура чеченцев создала специфическую систему. В ранг абсолюта возведены честь и достоинство личности, гостеприимство, культ предков и потомков, культ женщины и очага, искренней любви и милосердия ко всему сущему. Только тот путешественник, который провел определенное время в горах Чечни, сможет понять характер чеченцев, почувствовать духовную культуру, отношение к женщинам, высокий гуманизм в архаичных традициях рыцарства.

Что же такое чеченский национальный характер?

Вот что пишет в «Архипелаге ГУЛАГ» знаменитый русский писатель А. Солженицын, сам непосредственно переживший эпоху сталинских застенков, в которых коммунистический режим проводил эксперименты по перевоплощению людей в послушных скотов: «Чеченцев не упрекнешь в том, чтобы они когда-нибудь служили угнетению». И еще: «Но была одна нация, которая совсем не поддалась психологии покорности, — не одиночки, не бунтари, а вся нация в целом. Это — чечены… Никакие чечены нигде не пытались угодить или понравиться начальству, но всегда горды перед ним и даже открыто враждебны… Они уважали только бунтарей. И вот диво — все их боялись. Никто не мог помешать им так жить. И власть, уже тридцать лет владевшая этой страной, не могла их заставить уважать свои законы».
Это мнение можно дополнить эпизодом, описанным в немецкой литературе 1848 года: «…Чеченцы захватили (русскую) крепость и уничтожили её гарнизон. Два русских генерала, Греков и Лисаневич, прибыли с тем, чтобы произвести осаду этой крепости. Чеченцы бились до тех пор, пока у них не кончились боеприпасы, после чего стали выбегать с саблями в руках и пробиваться сквозь войска, осаждавшие крепость. Командование царских войск вынуждено было вступить с ними в переговоры. Один мулла был приглашён на военный совет. Бесстрашный чеченец принял это приглашение, однако генералы стали говорить об измене, вероломстве. Гордый руководитель отмёл эти упрёки и дал волю своей безмерной ненависти… «Так вы соблюдаете законы гостеприимства?» — сказал чеченец гневно и бросился на генералов, и продырявил их своим кинжалом. Раздался звон сабель. В комнату ворвались солдаты, но уже генерал Лисаневич, генерал Греков, один полковник и двое других офицеров пали от оружия (старика) муллы, прежде чем русские успели покончить с ним…» (см. М. Эдельбиев, статья «»Третий Рим» или Содружество. История и современность», газета «Кавказ», № 267,1995 г.)

А вот оценки, данные русскими историками по окончании первой русско-кавказской войны «самому непокорному», а потому и враждебному Российской империи чеченскому народу: «Чеченцы, как мужчины, так и женщины, наружностью чрезвычайно красивый народ. Они высоки ростом, очень стройны, физиономии их, в особенности глаза, выразительны; в движениях чеченцы проворны, ловки; по характеру они все очень впечатлительны, веселы и остроумны, за что их называют «французами Кавказа», но в то же время подозрительны, вспыльчивы, вероломны, коварны, мстительны. Когда они стремятся к своей цели, для них хороши все средства. Вместе с тем, чеченцы неукротимы, необыкновенно выносливы, храбры в нападении, защите и преследовании. Это — хищники, каких немного среди горных рыцарей Кавказа; да и сами они не скрывают этого, избирая среди царства животных своим идеалом волка». («‘Покоренный Кавказ». Очерки исторического прошлого и современного положения Кавказа». Издание А.-А. Каспария, С-Петербург, 1904 год.)

Самый почитаемый и популярный зверь у чеченцев — волк («Борз»). Уважение к этому животному объясняется так: «Лев и орел являются олицетворением силы, но нападают они только на слабого. Волк — единственный из зверей, кто осмеливается идти на более сильного, чем он сам. Недостаток силы волк заменяет безграничной дерзостью, отвагой и ловкостью. Если же он проиграл битву, то умирает молча, не выражая ни страха, ни боли. И умирает, поворачиваясь лицом к своему врагу.»

Каждый чеченец гордится, если его сравнивают с волком. Когда в похвале к чеченскому мальчику хотят подчеркнуть его ловкость и смелость, то говорят: «Его волчица вскормила». Волк в чеченском языке только женского рода. В чеченском гимне говорится, что «Чеченцы родились в ту ночь, когда щенилась волчица», а в одной из фольклорных песен есть слова: «Волчица щенится в ту ночь, когда мать рожает чеченца».

Чеченцы, как и другие кавказцы, никогда, даже в самые тяжелые моменты своей истории, не теряли своего достоинства и гуманного отношения к другим.

Это видно на таких примерах.

1. Нота протеста, посланная в 1844 году чеченцами и аварцами в адрес российских властей : «Со времени появления низких ног ваших на стесненных землях и горах наших. Вы всегда обманывали людей наших несправедливыми словами своими и подлогами, что неприлично людям благоразумным и действительно храбрым, а в особенности великим государям, имеющим влияние, силу и средства действовать против равного себе и могущим избавить угнетенных от преследования притеснителей. Вы же всегда разоряли имущество наше, жгли деревни и перехватывали людей наших, что хотя и неприятно было переносить нам, но притеснения эти мы против желания носили на себе до сего времени» (см. «Движение горцев Северо-восточного Кавказа в 20 — 50 гг. XIX века». Сборник документов. Махачкала, 1959 г., стр. 424).
Здесь ощущается и дух терпеливости, на значении которого в ментальности чеченцев мы остановимся ниже.

2. А вот какое письмо отправил Имам Шамиль одному из своих полководцев в тот же период войны: «От правителя правоверных Имама Шамиля своему брату Хамзату. Я получил сообщение, что Вы напали на противников и пленили их. Вы доложили мне, что Вы нанесли удар нашему противнику, соседу Гехи. Это было время урожая. В этом году засуха. У нашего противника урожай тоже плохой. В такой период мы не имеем права перед Богом нападать на него. Немедленно верните их пленных людей. Возвращайте пленных, возвращайте скот, который Вы угнали…» (М. Мугумаев, «Наша сила — в единстве», Москва, 1993, с. 41).

3. А.А. Бестужев-Марлинский в «Письме к доктору Эрману» пишет:»…(Чеченцы) не жгли домов, не топтали умышленно нив, не ломали виноградников. «Зачем уничтожать дар божий и труд человека», — говорили они… И это правило горского «разбойника» есть доблесть, которой могли бы гордиться народы самые образованные, если бы они имели её… «. ( см. Эдельбиев, ст. «»Третий Рим » или Содружество. История и современность», газета «Кавказ», №267, 1995 г.)

4. Во время битвы на реке Сунже 4 июля 1785 года был ранен и пленен воевавший на стороне русских 20-летний грузинский князь П. Багратион. Однако, по сообщению академика П. Г. Буткова, раненому унтер-офицеру (позже — генерал от инфантерии) была оказана медицинская помощь, и в знак уважения за мужество, проявленное в бою, тот был доставлен на противоположный берег и возвращен противнику без каких-либо условий (см. Н. Ф. Дубровин, «История войны и владычества русских на Кавказе», 1888 год, стр. 577).
Численность чеченцев за время Первой Русско-Кавказской войны сократилась, примерно, в десять раз. Причем оставшаяся часть народа во многом состояла из покалеченных людей, символом непокорности которых еще на протяжении двух лет после пленения Шамиля оставался одноногий, однорукий и одноглазый чеченский предводитель Бойсхар Бено.
Многими современниками в XIX веке такая гуманитарная катастрофа воспринималась, как гибель чеченского народа.

Что поддерживает этот народ в столь неимоверно трудные моменты истории?
Ответ, по мнению доктора С.-М. Хасиева, кроется в стройной, упорядоченной системе мировосприятия, конкретной, основанной на подлинных ценностях, натурфилософии.

Лёма Усманов, Нохчалла.com

Об авторе

Лема Усманов

Лема Усманов

  • Анзор

    И это все объясняется одним словом НОХЧАЛЛА

  • Осама Бенладен

    Чеченский лев здесь