noh cherkeskaПримеры проявления Нохчалла.

Рассказы из жизни, присланные посетителями нашего сайта.

ishkola 1Онлайн уроки по чеченскому языку

С квалифицированным репетитором

Выселение чеченцев и ингушей 1944 г. - История Вайнахов

Выселение чеченцев и ингушей в 1944 году

23 февраля 2016 года исполнилось 72 года со дня величайшего преступления, совершенного против нашего народа. На рассвете холодного зимнего утра 23 февраля 1944 г., в День рабоче-крестьянской Красной Армии СССР, весь наш народ по преступному приказу «отца народов» И.В. Сталина был выслан в Среднюю Азию и Казахстан. 

Выселение чеченцев и ингушей

1 марта 1944 года нарком Внутренних дел СССР Л. Берия доложил Сталину об итогах выселения чеченцев и ингушей: «Выселение начато 23 февраля в большинстве районов, за исключением высокогорных населенных пунктов. По 29 февраля выселены и погружены в железнодорожные эшелоны 478 479 человек, в том числе 91 250 ингушей. Погружено 180 эшелонов, из которых 159 уже отправлены к месту нового поселения. Сегодня отправлены эшелоны с бывшими руководящими работниками и религиозными авторитетами Чечено-Ингушетии, которые использовались при проведении операции. Из некоторых пунктов Галанчожского района остались невыселенными 6 тысяч чеченцев в силу большого снегопада и бездорожья, вывоз и погрузка которых будут закончены в 2 дня. Операция прошла организованно и без серьезных случаев сопротивления и других инцидентов... Руководители партийных и советских органов Северной Осетии, Дагестана и Грузии уже приступили к работе по освоению отошедших этим республикам новых районов... Для обеспечения подготовки и успешного проведения операции по выселению балкарцев приняты все необходимые меры. Подготовительная работа будет закончена до 10 марта и с 15 марта будет проведено выселение балкарцев. Сегодня заканчиваем здесь работу и выезжаем в Кабардино-Балкарию и оттуда в Москву». (Государственный архив Российской Федерации. Ф.Р-9401. Оп. 2. д. 64. л. 61).

Это было беспрецедентное преступление, которое не имело аналогов в мировой истории. Целый народ, внесший выдающийся вклад в завоевание, становление и защиту советской власти, а также в борьбу против фашистской Германии по ложному обвинению в «измене родине» был насильственно депортирован со своей исторической родины, фактически, на полное вымирание в Среднюю Азию и Сибирь. В результате чего от голода, холода и болезней погибла почти половина населения. О какой измене и сотрудничестве с врагом могла идти речь, если наша республика не была оккупирована немцами? В своей книге бывший секретарь Чечено-Ингушского обкома по кадрам во время войны, а впоследствии преподаватель университета Н.Ф. Филькин сообщает: «На начало войны в ее кадровых частях находилась не менее 9 тысяч чеченцев и ингушей» (Н.Ф. Филькин. Чечено-Ингушская партийная организация в годы войны. – г. Грозный, 1960 г. С. 43). А всего в Великой Отечественной войне участвовало около 50 тысяч чеченцев и ингушей. Даже если взять один эпизод из военных лет – оборону Брестской крепости – при ее защите принимали участие, по последним данным, 600 чеченцев и ингушей, и 164 из них были представлены к высокому званию Героя Советского Союза.

Из других военных подразделений, воевавших на полях сражений Великой Отечественной войны, были представлены к званию Героя СССР 156 чеченцев и ингушей. Почему они не получили эти звезды, едва ли нужно объяснять. Историческая правда, однако, заключается в том, что вайнахи всегда славились своими воинами. В подтверждение этих слов хочу привести высказывание маршала Советского Союза Семена Михайловича Буденного из книги А. Авторханова «Убийство чечено-ингушского народа»: «...Это было после эвакуации красными Керчи. Командующий Южным фронтом маршал Буденный, делавший осмотр беспорядочно отступивших частей из Керчи и Крыма, выставив в Краснодаре две дивизии друг против друга, одну только что прибывшую на фронт Чечено-Ингушскую, другую только что бежавшую из Керчи сюда, говорил, обращаясь к русской дивизии: «Вот смотрите на них, горцев, их отцы и деды под руководством великого Шамиля 25 лет храбро дрались и отстаивали свою независимость против целой царской России. Берите с них пример, как надо защищать Родину». Видимо, боясь этого массового героизма со стороны наших солдат, принимавших участие в Великой Отечественной войне, И.В. Сталин в марте 1942 г. издал секретный приказ № 6362 о запрете на награждение чеченцев и ингушей высокими боевыми наградами за совершенные подвиги (см. С. Хамчиев. Возвращение к истокам. – Саратов, 2000 г.).

 

Мифы о чечено-ингушских бандитах раскручивались агентами НКВД и самими сотрудниками этих органов. Если, к примеру, и находилось 20–30 человек, недовольных сталинской властью и провокациями со стороны НКВД, то количество их раздувалось в десятки и даже сотни раз, о чем доносилось в Москву, дабы выслужиться и заработать звания за якобы обнаружение больших бандгрупп и их уничтожение. Сколько ни в чем не повинных чеченцев и ингушей было уничтожено, сегодня невозможно подсчитать. Но всегда находятся такие «историки и писатели», как Пыхаловы, которые рады повесить на нас сталинский ярлык «враги народа». Хочу привести некоторые документы по этому поводу: «На учете в Чечено-Ингушской республике 33 бандгруппы (175 человек), 18 бандитов-одиночек, дополнительно действовали еще 10 бандгрупп (104 чел). Выявлено в ходе поездки по районам: 11 бандгрупп (80 чел), таким образом, на 15 августа 1943 года в республике действовало 54 бандгруппы – 359 участников.

Рост бандитизма надо отнести за счет таких причин, как недостаточное проведение партийно-массовой и разъяснительной работы среди населения, особенно в высокогорных районах, где много аулов и селений, расположенных далеко от райцентров, отсутствие агентуры, отсутствие работы с легализованными бандгруппами.., допускаемые перегибы в проведении чекистско-войсковых операций, выражающиеся в массовых арестах и убийствах лиц, ранее не стоявших на оперативном учете и не имеющих компрометирующего материала. Так, с января по июнь 1943 года было убито 213 человек, из них на оперативном учете состояли только 22 человека...» (из доклада замначальника отдела по борьбе с бандитизмом НКВД СССР тов. Руденко. Государственный Архив Российской Федерации. Ф.Р.-9478 Оп. 1. д. 41. л. 244). И еще один документ (из докладной записи начальника отдела НКВД Чечено-Ингушетии по борьбе с бандитизмом подполковника Г.Б. Алиева, на имя Л. Берии, 27 августа 1943 г.) по этому же поводу: «...На сегодняшний день в Чечено-Ингушской республике имеется 54 учтенных бандгруппы с общим количеством участников 359 человек, из которых банд, существовавших до 1942 года – 23, возникших в 1942 году – 27, в 1943 г. – 4 банды. Из числа указанных банд активно действующих – 24 в составе 168 человек и не проявляющих себя с 1942 года 30 банд с общим составом 191 человек. В 1943 году ликвидировано 19 бандгрупп с количеством участников 119 человек, а всего за это время убито бандитов – 71 человек...» (Пакет документов №2 «шпион», 1993 г. №2, стр. 64–65).

Однако даже этим цифрам нельзя полностью доверять, так как вышеприведенный архивный документ показывает, как создавались и уничтожались «бандитские» группы. Убийство ни в чем не повинных чеченцев достигло таких масштабов, что об этом беззаконии вынужден был признаться в своей докладной на имя руководства один из высокопоставленных чиновников аппарата НКВД СССР. Вот что пишет о количестве высланных чеченцев и ингушей великий ученый, историк и политолог Абдурахман Авторханов: «...По Конституции СССР 1936 года, Северо-Кавказский край состоял из автономных областей Черкесии, Адыгеи, Карачая и автономных советских социалистических республик Кабардино-Балкарии, Северной Осетии, Чечено-Ингушетии и Дагестана. Сама Чечено-Ингушская советская республика занимала площадь 15700 квадратных километров (половина площади Бельгии) с населением около 700 тысяч человек, а количество всех чеченцев и ингушей, живущих на Кавказе, считая нормальный прирост населения, составило ко времени выселения около одного миллиона человек (население почти равное населению Албании)». (Народоубийство в СССР. Убийство чечено-ингушского народа. – Москва, 1991 г. С. 7).

Самая большая цифра, называемая в официально рассекреченных документах, – это 496460 чеченцев и ингушей, о которой пишет в своей докладной записке палач Л.П. Берия в июле 1944 года на имя И.В. Сталина, В.М. Молотова и Г.М. Маленкова. Но куда исчезла почти половина не указанного в бериевских документах нашего народа? Какова их судьба? На все эти вопросы может быть только один ответ: они были уничтожены во время депортации. Видимо, И.Сталин и в мыслях не мог допустить, что придет время, когда достоянием общественности станут совершенно секретные и не подлежащие публикации архивные документы, рассказывающие о страшных преступлениях и уничтожении миллионов советских граждан. И что его деяния будут осуждены всем цивилизованным мировым сообществом. Сошлюсь на еще один факт из книги А. Авторханова «Народоубийство в СССР. Убийство чечено-ингушского народа: «...Советской печати даже в эру гласности не разрешалось писать о количестве погибших северо-кавказцах во время их депортации. Теперь впервые в «Литературной газете» от 17.08.89 г. доктор исторических наук Хаджи-Мурат Ибрагимбейли приводит предварительные данные на этот счет: из 600 тысяч чеченцев и ингушей погибло 200 тысяч человек, карачаевцев 40 тысяч (более одной трети), балкарцев – более 20 тысяч (почти половина). Если сюда прибавить около 200 тысяч погибших крымских татар и 120 тысяч погибших калмыков, то прославленная «ленинско-сталинская национальная политика» обошлась этим маленьким народам в около 600 тысяч погибших, главным образом стариков, женщин и детей». А также из книги «Ленин в судьбах России. Размышления историка»: «Все эти расчеты, конечно, приблизительные. Всю правду о жертвах как ленинского, так и сталинского террора страна узнает, когда будут открыты секретные фонды архивов КГБ, армии и самого аппарата ЦК КПСС. Вероятно, содержимое этих архивов настолько чудовищно и передача их гласности окажется настолько убийственной для существующей тоталитарной системы, что даже «новомышленники» Кремля на это не решаются. Однако они достаточно разумны, чтобы понять, что без радикального разрыва с прошлым им из нынешней беды не выйти...»

Доктор экономических наук, известный российский ученый Руслан Имранович Хасбулатов пишет: «...Берия докладывал 3 марта 1944 года Сталину, что выслано чеченцев и ингушей (погружено в вагоны) 488 тысяч человек. Но дело в том, что по статистической переписи 1939 года чеченцев и ингушей значилось 697 тысяч человек. За пять лет, при сохранении предыдущих темпов роста населения их должно было быть более 800 тысяч человек, минус 50 тысяч человек, сражавшихся на фронтах действующей армии и других подразделениях вооруженных сил, то есть населения, подлежащего депортации, насчитывалось не менее 750–770 тысяч человек. Разница цифр объясняется физическим истреблением значительной части населения и колоссальной смертности в этот короткий период времени, что, собственно, вполне правомерно приравнять к убийствам. В период выселения около 5 тысяч человек находилось в стационарных больницах Чечено-Ингушетии – никто из них не «выздоровел», не воссоединился со своими семьями. Отметим и то, что не во все горные аулы были проведены стационарные дороги – в зимний период ни автомашины, ни даже повозки-арбы по этим дорогам не могли передвигаться. Это касается, по крайней мере, 33-х высокогорных сел (Ведено, Шатой, Наман-юрт и др.), в которых проживало 20–22 тысячи человек. Какой оказалась их участь, показывают факты, ставшие известными в 1990 году, связанные с трагическими событиями, гибелью жителей аула Хайбах. Все его жители, более 700 человек, были загнаны в сарай и сожжены.

Чудовищной акцией руковдил полковник НКВД Гвишиани. Этот эпизод партийными органами тщательно скрывался и был передан огласке лишь в 1990 году. Во многих случаях в высокогорных аулах оставили стариков, больных, слабых и маленьких детей – их уничтожили, а остальных гнали пешком по обледеневшим дорогам в равнинные села – в пункты сбора («отстойники»). Таким образом, с периода 23 февраля – начала марта 1944 г. – погибших чеченцев и ингушей насчитывалось минимум 360 тысяч человек. Исследователи полагают, что от холода, голода, заболеваний, от тоски и страданий погибло более 60 процентов депортированного населения...» (Р.Х. Хасбулатов. Кремль и российско-чеченская война. Чужие. – Москва, 2003 г. С. 428–429).

Хайбахская трагедия стала известна благодаря выдающемуся сыну и патриоту чеченского народа Дзияудину Мальсагову, бывшему зам. наркома юстиции и непосредственному очевидцу этой страшной трагедии, который, будучи в ссылке, рискуя своей жизнью, передал письменное обращение к Первому секретарю ЦК КПСС Н.С. Хрущеву лично в руки, в нем он сообщил об этом величайшем преступлении. А мир узнал об этой трагедии благодаря выдающемуся государственному деятелю, президенту СССР М.С. Горбачеву и провозглашенной им гласности, свободе слова и перестройке. Эти примеры массового уничтожения нашего и других народов нашей бывшей общей родины свидетельствуют о том, что И.В. Сталин распоряжался жизнями и судьбами миллионов граждан Советского Союза как своей личной собственностью. И подтверждением сказанному служит его очень долгая кровавая политическая жизнь – с 1922 по 1953 гг. – на протяжении которой он уничтожил, по подсчетам профессора Курганова, 66 миллионов граждан Советского Союза. Приведу еще один пример на данную тему: «Из некоторых населенных пунктов высокогорного Галанчожского района оставались невывезенными 6000 чеченцев в силу большого снегопада и бездорожья, вывоз и погрузка которых будет закончена в 2 дня. Операция производится организованно и без серьезных случаев сопротивления...» (из донесения наркома НКВД СССР Л.П. Берия на имя И.В. Сталина, 1 марта 1944 г.). Жители некоторых сел, а также пациенты в больницах подверглись уничтожению... К Галанчожскому району был подтянут полк НКВД. Обеспечивал его быструю переброску тогдашний министр внутренних дел ЧИАССР Дроздов. А в самый канун развязки драмы в Галанчожский район прибыл Гвишиани. По ущельям и тропам сгоняли на лед озера и на узкие прибрежные полосы жителей, примерно, из 10–11 сел высокогорного района. Берия точно их подсчитал – 6000 человек. Вокруг них полк НКВД постепенно стягивал кольцо. В нужный момент заработали пулеметы и автоматы. Длилось ледовое побоище трое суток. Потом еще трое суток шла работа по ликвидации следов преступления. Свыше тысячи трупов загнали под лед, остальные пять тысяч забросали камнями, дерном. Одержав эту «блистательную победу», полк в организованном порядке отступил, но подходы к озеру все же были блокированы с целью не допустить к нему «лишних» свидетелей. Что же было дальше? Озеро отравили, дабы надолго отвадить от него жителей экзотики – более десятка лет к Галанчожу не подпускали, подходы к нему были взорваны. Но шила в мешке не утаить. По возвращении чеченцев домой в этом районе началась прокладка дороги к озеру, вот тогда и открылась «зловещая тайна» (О. Джургаев «Вести Республики», №169, 02.09.10). Как много еще остается нераскрытых и не рассекреченных преступлений, связанных с депортацией нашего народа. Сколько очевидцев покинули этот мир, не успев и не посмев рассказать обо всех массовых расстрелах и убийствах чеченского народа. Хочу привести документы, касающиеся уничтожения аула Хайбах: «Совершено секретно наркому Внутренних дел СССР тов. Л.П. Берия.

Только для ваших глаз, ввиду нетранспортабельности и в целях неукоснительного выполнения в срок операции «Горы» вынужден был ликвидировать более 700 человек в местечке Хайбах. Полковник Гвишиани».

Главный палач И.В. Сталина Л.П. Берия отвечает благодарностью за совершенное преступление: «За решительные действия в ходе выселения чеченцев в районе Хайбах вы представлены к правительственной награде с повышением в звании. Нарком НКВД СССР Л. Берия».

За сожжение живыми более 700 ни в чем не повинных жителей аула Хайбах комиссар госбезопасности 3 ранга был награжден одним из высших орденов страны – орденом Суворова II степени, с присвоением воинского звания генерал-майор. А главный инквизитор страны И.В. Сталин, в свою очередь, благодарит преданных ему псов:

«От имени ВКП (б) и Комитета Обороны СССР объявляю благодарность всем частям и подразделениям рабоче-крестьянской Красной Армии и войск НКВД за успешное выполнение правительственного задания на Северном Кавказе».

Самому старшему из сожженных в Хайбахе «изменников родины» было 110 лет, самые младшие «враги народа» родились за день перед этой страшной трагедией (Ю.А. Айдаев. Чеченцы. История. Современность. – Москва, 1996 г. С. 275).

А в доказательство геноцида нашего народа в местах «проживания» в Средней Азии и Казахстане приведу следующие документы:

«Нарком внутренних дел Союза СССР Л. Берия на имя зампредседателя СНК СССР А.Микояна. Секретно. 27 ноября 1944 г.

Подавляющее большинство колхозов Киргизской ССР и значительная часть колхозов Казахской ССР не имеют возможности оплатить спецпереселенцам-колхозникам отработанные трудодни ни зерном, ни другими видами продовольствия. В связи с этим 215 тысяч спецпереселенцев с Северного Кавказа, расселенных в колхозах Киргизской и Казахской ССР остаются без продовольствия. Учитывая это, полагал бы необходимым для обеспечения особо нуждающихся в продовольствии спецпереселенцев с Северного Кавказа выделить в распоряжение СНК Киргизской и Казахской ССР целевым назначением продовольственные фонды хотя бы в минимальных размерах, из расчета выдачи на одного человека в день: муки – 100 гр., крупы – 50 гр., соли – 15 гр. и сахара для детей – 5 гр., – на период с 1 декабря 1944 г. по 1 июля 1945 г. Для этого требуется: муки 3870 т, крупы – 1935 т, соли – 582 т, сахара – 78 т. Проект постановления СНК прилагаю. Народный комиссар внутренних дел СССР Л. Берия А.И. Микояну, секретно. 29 ноября 1944 г (ЦГОР. Ф. 5446. Оп. 48. Д. 3214. Л. 6. Депортация народов: ностальгия по тоталитаризму. С. 146, 137, 138, 172, 173).

«Наркомат Заготовок по состоянию ресурсов не считает возможным выделить муку и крупу для снабжения спецпереселенцев и просит ходатайство тов. Берия отклонить».

Зам Наркома Заготовок Союза ССР Д. Фомин (ГОРФ Ф.Р.-5446.оп.48.д.3214 Л.2).

Благодаря такой «национальной» политике, чеченское население, которое по переписи 1926 года насчитывало 392,6 тыс. человек, а в 1939 году – 408 тыс., в 1959 году достигло 418,8 тыс., то есть увеличилось за 33 года всего на 162 тысячи человек. Даже если верить этим статистическим официальным данным, считая годовой естественный прирост населения за минусом умерших, то чеченцев к 1959 году должно было насчитываться один миллион человек. С 1959 по 1969 г. чеченцы, по данным Госстата СССР, составляли 614400 человек, а за десять лет после возвращения из этой адской ссылки их количество увеличилось на 195600 человек!

Выдающийся казахский поэт, писатель и общественный деятель Олжас Сулейменов пишет: «Вайнахи! Братья и сестры! Признаюсь, сегодня мне, как никогда, трудно писать. И не оттого, что нет слов. Оттого, что книга эта написана не на бумаге, она выжжена в опаленных душах стариков, мужчин и женщин, написана кровью детей, которые могли и должны были сами стать отцами и матерями детей, которые не родились не волей провидения, но волей жестокого рока, принесшего трагедию всему многонациональному народу советской империи, поправшей самые главные ценности национального и гражданского достоинства. Гибли и страдали все. Но гибель и страдания репрессированных народов, их горе и уничтожение многократно превзошли все трагедии, когда-либо происшедшие в истории с целыми народами, потому что нет большего несчастья для нации, чем потерять Родину... Знаю, что память ваша кровоточит. Знаю и то, что умолчать, забыть происшедшую трагедию нельзя, ибо это будет преступлением перед памятью, сопоставимым с постигшим вайнахский народ несчастьем. Так пусть же прозвучит Правда! Пусть стоны и слезы невинно погибших, ворвавшись в ваши сердца и обретя в душах и в сознании вашем свой отзвук, очистят их. Очистят во имя будущего, в котором не должно быть, не будет повторения недавнего прошлого!.. Всякий раз, когда я посещаю могилы казахов, нашедших вечный покой на своей родине, я нахожу и могилы замученных на моей земле вайнахов.

Их здесь более 300 тысяч – целая страна, в которой для мертвых нет различия по национальностям. Я молча стою над этими могилами, а перед глазами возникают образы людей, пришедших на мою родину оболганными и униженными. Но не сломленными! С высоким и ни с чем необоримым чувством чести и истинного человеческого достоинства... потом были годы взросления и постижения простой, но тщательно скрываемой от нас истины: не врагами были вайнахи, но жертвами. Такими же жертвами, как и многие мужчины и женщины моего народа, не побоявшиеся говорить правду и жить по совести и собственному уму в стране, где правили зло и ложь. Этого было по тем временам достаточно, чтобы лишить их свободы и жизни, оболгать перед родными и близкими; вытравить память о них, как казалось палачам навсегда. Вайнахи – народ, лишенный свободы и родины, тоже, казалось кому-то, навечно. Но только не сынам и дочерям этого народа, которые не мыслили себя без родины. И они вернулись на свою историческую родину, обретя и другую землю, ставшую, пусть насильно, через кровь и слезы, но родной для целых поколений вайнахов» (Белая книга. Из истории выселения чеченцев и ингушей. Грозный – Алма-Ата, 1991. С. 3–4).

Проходят годы, десятилетия, один за другим покидают этот мир все те, кто видел эти страшные злодеяния, кто был непосредственным очевидцем и испытал на себе все эти сталинские преступления. Но настоящая правдивая история обо всех преступлениях сталинизма все еще не написана, что, безусловно, является очень большим упущением наших ученых, историков. Этот вопрос нельзя откладывать в долгий ящик. Мы, наверно, на современном этапе единственный народ в России, да и в бывшем Советском Союзе, кто лишился всей своей бывшей письменной истории и предметов национальной культуры. У нас в республике за прошедшие две войны с 1994 по 1999 гг. сгорели все архивные источники. Мы лишились всего нашего национального богатства – лучшего краеведческого музея на Северном Кавказе, имевшего в своих хранилищах более 230 тысяч экспонатов, связанных с историей и культурой нашего народа. То, что произошло на нашей земле, является национальной катастрофой, последствия которой нельзя восстановить никакими миллиардами. А наша молодежь и подрастающее поколение, практически, не знает истории своего народа.

Что происходило с ним на протяжении даже не сотен или тысяч лет, а последних десятилетий нашей трагической и вместе с тем героической истории. Пусть восторжествует справедливость и правда. Память обо всех преступлениях и злодеяниях против нашего народа, имевших место на его историческом пути развития, какой бы трагической и кровоточащей она ни была, всегда должна сохраняться в сердцах нашего народа. И завершить эту статью я хотел бы словами Ильи Григорьевича Чавчавадзе, великого грузинского поэта, писателя и общественного деятеля, произнесенными как будто для нас: «Падение нации начинается с того момента, когда кончается память о прошлом». Лучше и убедительнее едва ли можно что-то сказать.

 

(с) Нохчалла.com, Саламбек Гунашев. 

  • хочется докопаться до истины, и первый вопрос - если уничтожили 400 тыс человек, то где их останки? они испарились? а аналитика честно слабовата, хочется большей конкретики и логичности
  • Cтолица Чеченской Республики Г.Грозный Путин ВВ наградил званием "Город воинской славы"

Мы в контакте

Подписаться

Вы можете подписаться на обновления сайта. Для этого введите Ваш электронный адрес:

 

Напишите нам






Кто на сайте

Сейчас 159 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Вход на сайт

На сайте нет регистрации пользователей. Все разделы сайта доступны без регистрации

Статистика


Рейтинг@Mail.ru


Баннер

Разместите у себя на сайте наш баннер

История, обычаи и традиции чеченского народа

Реклама на нашем сайте

Вы здесь: Главная / История / Депортация